Вверх страницы
Вниз страницы

Marauders: Primum Bellum

Объявление

●    Март 1979 года. Зима не сдается, и Англия все еще в плену сырости и раннего мрака. На улицах чаще стали замечать дементоров - твари чуют настроение жителей и становятся все наглее.

●    О погоде: март, как большинство месяцев в Англии, богат дождями. Но по сравнению с зимними они короче и теплее. Средняя температура воздуха: +7-10 градусов.


●    Разыскиваются: ❖ Гидеон ПрюэттАлиса ЛонгботтомАвгустус РуквудМолли и Артур УизлиРудольфус ЛестрейнджОливия БоунсКсенофилиус и Маргарет Лавгуды

●    Администрация проекта:

Mary Macdonald | James Potter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » Противоядие (июнь 1976г.)


Противоядие (июнь 1976г.)

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Название эпизода
Противоядие

2. Дата отыгрыша
июнь 1976г.

3. Участники
Mary MacDonald, Severus Snape

4. Локация или локации, в которых разворачиваются действия
Больничное крыло Хогвартса

5. Краткая суть, завязка отыгрыша.
Мэри снова в больничном крыле, на этот раз Эйвери и Мальсибер испробовали на ней один из составов, который эксперимента ради смешал их товарищ, Северус Снейп. Состав оказался очень токсичным, мадам Помфри рекомендует переводить девушку в Госпиталь Св. Мунго, а это значит, что дело не замнется так легко, как это обычно происходит. Северус решает помочь друзьям и ночью тайком пробирается в больничное крыло, чтобы дать Мэри противоядие, и заодно уточнить кое-что очень для него важное.

0

2

Северус был не слишком большим любителем бродить ночами по школе, он всё-таки не какой-нибудь шкодливый гриффиндорец, но так или иначе приходилось изредка покидать гостиную под покровом темноты и на этот раз исключительно ради благой цели. Если бы его друзья, извечные мучители зазевавшихся учениц, не впутались по глупости в обернувшееся осложнениями дело, Снейпу бы и в голову не пришло спасать их жертву.
С другой стороны, он, конечно, мог гордиться собой. Изобретенный именно им состав так подействовал на Мэри, что в этой школе теперь только сам творец и может избавить подопытную от осложнений. Некоторое подобие тщеславия отразилось на лице слизеринца, пока он крался по коридорам, прислушиваясь, не подстерегает ли его где-нибудь миссис Норрис, а то и сам Филч, не самая приятная в школе личность. Наконец он в нерешительности застыл у двери, сжимая в кармане холодное стекло спасительного флакона. Оставалось надеяться, что она спит, не слишком хотелось быть замеченным за исполнением своей благотворительной миссии.
Тихо приоткрыв дверь, Снейп проскользнул внутрь и огляделся вокруг, скользя взглядом по пустым кроватям и останавливаясь на единственной занятой. Подойдя к девушке, он прислушался к её дыханию и повернулся к тумбочке, надеясь там найти хотя бы стакан тыквенного сока, который она выпьет утром и чудесным образом исцелится.
Присев на корточки, Северус открыл тумбочку, чуть вздрогнув от тихого скрипа, и осторожно начал перебирать вещи, внутренне чертыхаясь, что её друзья не догадались принести хоть что-нибудь пригодное для добавления противоядия. Если он её сейчас разбудит, то, во-первых, с чего ей принимать то, что посреди ночи предлагает взявшийся непонятно откуда Снейп, который вовсе не славится человеколюбием. А во-вторых, станет ли и она теперь с ним разговаривать или как Лили гордо вздернет нос и из солидарности и осознания отвратительности его поступка наградит его презрительным взглядом.

0

3

Ей снились странные сны. Цветные, очень яркие и реалистичные. И все-таки она каким-то образом понимала, что сны эти - не более чем греза, навеянная чем-то чуждым, что ее организм изо всех сил отторгал. В каждом из снов за ней гналось что-то неотвратимое, желающее ей смерти. Мэри знала, что если позволит этому нечто догнать себя, то умрет. И она бежала, едва переставляя тяжелые ноги. Иногда по замку, иногда по обычной маггловской улице, полной застывших, словно статуи, людей. Но оно всегда было рядом, всегда прямо позади нее. Иногда она вроде бы просыпалась и оказывалась в больничном крыле. Видела склонившуюся над ней голову Мадам Помфри, которая что-то спрашивала, но слова будто шли через толщу воды. Мэри пыталась сказать ей об этом, но вместо слов получался только какой-то хрип, а потом за плечом медсестры вырастала ужасная тень, и девушка снова проваливалась в беспамятство, расцвеченное всеми красками ужаса.
Такое состояние длилось долго, изматывая ее и физически, и морально. Но потом Мадам Помфри удалось сделать что-то, и жуткие сны ушли. В голове осталась пустота, и ничто больше не заглушало боли в организме. Мэри искусала губы и подушку, пытаясь не кричать, и все равно раз в несколько часов палата оглашалась ее полными боли воплями, когда желудок и кишечник снова сводило от яда. Это была дикая боль, когда живой человек превращается в тупое животное, влекомое одним инстинктом - заставить боль уйти. Тогда Мадам Помфри даже приходилось применять к ней парализующие чары, чтобы она, мечась, не повредила себе.
Но хуже всего было по ночам. Она почти не спала и с ужасом ждала нового припадка, потому что Мадам Помфри не было рядом и понадобится несколько бесконечно долгих минут, чтобы медсестра услышала ее, пришла к ней и помогла. Хоть чем-нибудь... А если и удавалось забыться зыбким сном, просыпалась Мэри буквально от каждого шороха. Так произошло и в этот раз, когда тихо скрипнула дверца тумбочки рядом. Девушка немедленно открыла глаза, и еще с минуту лежала неподвижно, боясь пошевелиться. Потом скосила взгляд и увидела бесформенную тень, согнувшуюся у кровати. Все ее кошмары будто разом ожили, и девушка зажмурилась в надежде, что это заставит тень исчезнуть. Иногда помогало... Но не теперь.
- Кто ты? Что тебе нужно? - Высоким от страха и натянутым голосом проговорила Мэри.
Язык ее почти не слушался, слова выходили неуклюже. Она продолжала всматриваться в тень, и когда смогла различить, что у нее есть лицо, немало удивилась, узнав своего посетителя.
- Северус Снейп... - Тупо прошептала Мэри.
Вот уж кого она точно не ожидала встретить в больничном крыле.
- Зачем ты пришел?
Он был другом ее мучителям. Мэри часто видела их вместе. Личных счетов между ними, между тем, не было - Мэри и Северус существовали в параллельных вселенных и не соприкасались в повседневной жизни ни каким образом. Но друг ее врага вряд ли мог быть другом ей. Даже просто нейтрально настроен вряд ли мог быть... С другой стороны, он был другом и Лили тоже. По крайней мере прежде, недавно они крупно поругались и подруга больше ничего не желала слышать о бывшем лучшем друге. Мэри искренне не могла понять мотивов странного визита. И что это он делает в ее тумбочке? Мэри не озвучила этот вопрос, но взгляд стал вопросительным.

0

4

Услышав своё имя, Северус нервно закусил губу, поворачиваясь к гриффиндорке, и поднялся, отшатнувшись, как будто это не он нагрянул посреди ночи к ней, а наоборот. Миссия провалена, агент обнаружен в самый компрометирующий момент… Притворяться, что он всего лишь сон или что это на самом деле не он, не только бесполезно, но ещё и не пришло вовсе в голову Снейпу. Он в любом случае должен довести дело до конца. Конечно, если хорошенько ей пригрозить, она не только выпьет зелье, но и не станет ничего никому рассказывать. Надо только знать чем, вернее кем припугнуть. Хотя в свете последних событий это может быть не самое лучшее средство…
Невольно нахмурившись, слизеринец сделал полшага назад. Ему было как-то неудобно так близко стоять к Мэри, которая, наверное, впервые в жизни хоть как-то заинтересовалась его персоной. Опустив взгляд на всё ещё открытую дверцу тумбочки, Северус аккуратно тронул её ногой, заставляя закрыться, и вытащил из кармана флакон.
- Неважно, зачем я пришел. Тебе нужно это выпить, - это должно было прозвучать не слишком угрожающе, местами не грубо, а главное внушать доверие. В итоге получилась безрадостная констатация факта и едва ли не приказ. Снейп всё ещё не решался протянуть ей противоядие и нерешительно схватился пальцами за пробку, собираясь откупорить. Он пристально уставился на неё, как будто гипнотизируя взглядом. – Давай, кивни, без лишних вопросов выпей и ложись спать. И главное забудь всё на утро. Я должен был об этом позаботиться… Это должно тебе… помочь.
Подбирая реплики, Северус надеялся исключить из этого разговора любые упоминания о своём нахождении здесь и вообще его роли в данной ситуации. Никто не должен догадаться, что он не такой противный негодяй, как о нём думает полшколы. Но с другой стороны, акцентирование внимания на своей персоне и благородных порывах было бы сейчас как нельзя кстати. Однако как это делается Снейп даже не подозревал и вообще не слишком хотел втягивать третьи лица в их с Лили конфликт, пусть даже без этого что-то сделать будет практически невозможно.

0

5

Он что-то искал? Или наоборот, хотел подбросить? У девушки сердце екнуло. Пока старосты и профессора искали доказательства вины Эйвери и Мальсибера, эти двое подослали к ней Снейпа! Этот парень хорошо разбирается в составах и зельях, что ему будет стоить подкинуть ей что-то, что укажет на совершенно другого человека и сделает глупыми все ее обвинения? Или еще хуже, выставит ее саму жаждущей внимания суицидницей. Это было очень в их стиле, но Снейп... Лили ведь дружила с ним. Ее подруга никогда не связывалась с плохими людьми, у нее на них буквально аллергия была. Мэри не могла это ни осмыслить, ни принять. А может, просто не хотела примириться с мыслью, что ее окружают в большинстве своем даже не равнодушные люди, а враги, которые будут пинать ногами даже уже лежащего на земле.
Когда Северус сказал ей выпить что-то, Мэри разглядела у него в руках какой-то пузырек. Взгляд девушки стал еще настороженнее, она попятилась от Снейпа. Движение вышло неуклюжее и не слишком результативное - ослабшие руки подгибались и отказывались убирать тело подальше от потенциальной опасности. Только голос ей пока не изменил до конца...
- Что это?
Она пристально всматривалась в лицо Снейпа. Мэри упустила момент, когда в голове у нее появилась и начала крепнуть догадка, от которой похолодели даже кончики пальцев, но это произошло.
- Это был ты, верно? - Едва слышно сказала МакДональд. - Это ты сварил зелье, из-за которого я здесь... И отдал им...
Конечно. Кто же еще мог бы создать состав, который Мадам Помфри не смогла бы нейтрализовать? На всем курсе было только два человека, способных на подобное, и одна из них была для Мэри лучшей подругой. Эйвери и Мальсибер, при всех их недостатках, не были болванами, но область их главных талантов лежала далеко за котлами для зельеварения. Ни один из них никогда не блистал в этой области, так что яд они либо купили, либо... Причина ее страданий стояла прямо перед ней и очень пыталась казаться смущенной. От этого было еще обиднее.
- Я ничего тебе не сделала. - Упрек и горечь в голосе. - Что со мной будет, если я выпью?
Она хотела спросить, убьет ли ее новое зелье, или они еще не настолько отчаялись. Или она просто все забудет, и станет безопасна даже в Мунго? Но Мэри не успела - ее скрутил новый приступ выворачивающей наизнанку боли. Девушка до скрежета стиснула зубы, пытаясь удержать крик. Она не кричала, пока могла, когда ее пытали друзья Снейпа. И при нем кричать не станет.

+1

6

Невольно покосившись на зажатый в руке флакон, Северус сам едва не задался тем же вопросом, что же это он предлагает девушке. Для него казалось очевидным, что он сюда ночью мог прокрасться и пытаться ей что-то всучить явно с благими намерениями, не пытаясь как-то скрыть своё появление при первых признаках обнаружения. Где её здравомыслие, хоть у кого-нибудь уже найдется хоть капля логики в этой школе?..
Однако, как ни странно, логика во фразах девушки нашлась буквально тут же и не в самый благоприятный момент. Недовольно скрежеща зубами, Снейп поставил противоядие на тумбочку с негромким стуком, выказывая таким образом своё раздражение таким количеством вопросов и догадок и совершенно не представляя, целесообразно ли в данном случае чистосердечное признание или лучше воздержаться от комментариев. Впрочем, зачастую и молчание может сойти в качестве согласия, а не тратить время на лишние разговоры слизеринец считал своим долгом. Тем более что ход её мыслей, судя по всему, был вполне правильным.
- Чудесное исцеление, - с кривой усмешкой сказал Снейп и нетерпеливо слегка покачал головой. Стоит ли ему распинаться тут и лишний раз унижаться?.. И прямая, и зародившаяся косвенная цель однозначно и в один голос говорили, что как минимум распинаться нужно. Северус и так уже считал себя спасителем невинной жертвы, не думая о том, что причиной был он же, и ожидал к себе соответствующего отношения. Из гордого слизеринца политик пока был неважный, а дипломатичность не входила в список его лучших качеств, но попробовать все равно стоило.
- Я тебя не заставляю это пить, - скрывая своё негодование этим неподчинением, однако отчасти властным тоном продолжил Снейп, настойчиво придвигая зелье к Мэри, - выбор полностью в твоих руках: поверить мне и выпить, избавив себя от страданий, или тут же вылить это, потеряв столь близкое сейчас спасение.
«Хуже всё равно уже не будет» едва не добавил он, но вовремя осекся, стараясь не допускать ничего угрожающего ни в действиях, ни в словах, ни даже в облике и манере держаться. Мэри молчала, и Северус настороженно вглядывался  в её очертания в темноте. Умерла, боится, снова моя ошибка?.. Что у всех за гадкая привычка игнорировать мои слова…

+1

7

Мэри уставилась на пузырек так пристально, будто хотела его таким образом оживить и заставить рассказать правду. Она уже достаточно общалась со слизеринцами, чтобы не питать иллюзий касательно их благородства. У Снейпа решительно не было мотивов ей помогать. А вот вредить - хоть отбавляй. Сказать-то можно что угодно... Боли от яда, однако, еще не достаточно измучили ее. Она еще могла думать, сопоставлять, сомневаться. И все внутри кричало, что верить Снейпу нельзя. Взгляд девочки вернулся к слизеринцу. Пытаться прочесть его было так же бесполезно, как и с флаконом. Мэри хотелось спросить, с какой стати она должна ему верить, или предложить попробовать свое спасение на вкус первым, но она хорошо понимала, что в первом случае он просто повторит уже озвученное, а во втором в лучшем случае заберет пузырек назад, предоставив ей и дальше корчиться в муках. Возможно, оставив жизнь. А может, наоборот...
"- Я не понимаю, Лили, как ты можешь с ним общаться! У него же на лбу большими буквами написано: ЗЛО. - Марли корчит страшную рожицу, и все три девочки смеются, но у рыженькой смех выходит каким-то натянутым, будто ей вовсе не весело и даже как-то неуютно. Мэри, всегда тонко подмечавшая такие вещи, видит это и обнимает подругу, желая показать, что в любом случае она будет на ее стороне.
- Это не так, Марли. Сев выглядит мрачно, но человек он хороший. - Голос Лили звучит уверенно. - Ты просто плохо его знаешь... У меня никогда не было такого верного друга.
- Вот как? А мы тогда кто?
И подушка Марли, получившая ускорение от ее праведного гнева, летит точно в рыжую ведьму. Следующие пятнадцать минут девочки заняты подушечным боем и совсем не вспоминают больше ни о ком.
"
Внутри снова все скрутило, девушка, обхватив живот руками, рухнула обратно на кровать, издав сдавленный крик. На этот раз понадобилось несколько минут, чтобы спазмы прошли, и когда Макдональд снова смогла разогнуться, решимости у нее прибавилось. Мэри забрала с тумбочки флакон и поднесла к губам, не сводя глаз со Снейпа.
- Она никогда не простит тебя, если я умру. - Сказала вдруг девочка.
Это было жестоко, Мэри не могла этого не понимать. Но ей нужно было хоть что-то. Хоть какой-то ответный пинок по тем, кто столько раз пинал ее саму. Снейп просто оказался единственным, против кого у нее хоть что-то было. Или она думала, что было... Мэри твердо решила, что если зелье ее убьет, она останется в замке. Это, на самом деле, имело свои преимущества. Миртл многих своих обидчиков пугала и любила хвастать этим. Найдется среди призраков место и для Мэри Макдональд. Она все расскажет Лили и Дамблдору. И обязательно воздаст по заслугам тем, кто это с ней сделал. Они же больше ничего не смогут сделать ей... Да, плюсы определенно были и в таком раскладе. Девушка залпом осушила склянку.

0

8

Когда пальцы девушки сомкнулись на флаконе, Северус бесшумно выдохнул и застыл с беспристрастным выражением лица, готовясь предаться наблюдению за действием очередного своего состава. Конечно, всегда оставалась капля сомнений, ведь состав был сложный, но ещё сильнее навредить он, кажется, не должен был. С другой стороны, те мучения Мэри, которые он только что увидел собственными глазами, вполне удовлетворили его гордость, самолюбие и особенно мизантропию. Результат, именно достигнутый результат всегда был в приоритете у юного зельевара, и неважно, какими средствами он был достигнут. Иногда он сомневался в правильности этой догмы, но в тесном соседстве со слизеринцами об этом было легко забыть.
Отчасти даже жаль было её избавлять от болезни. Особенно после этой неожиданной фразы. Презрительно дёрнув губами, Снейп сразу как-то заметно ощетинился в её сторону и готов был вырвать флакон у неё из рук. Вот и делай потом хорошие дела, а получай взамен такое обращение. Он, конечно, не ждал бурных восторгов и благодарностей, но и на такие замечания совсем не рассчитывал. Присев на соседнюю кровать, слизеринец сложил руки на груди, неподвижно застыв и хмуро глядя на гриффиндорку. Непременно стоило ответить тем же, но теперь уже явственно всплыло в разговоре упоминание о Лили, а это его во многих случаях урезонивало.
- Всё хорошо? – как бы нехотя сказал он, всё ещё поражаясь такой наглости девушки, которую всегда считал тихой и совершенно незаметной, недаром она стала излюбленной жертвой его друзей. Но мысль о прощении Лили всё больше занимала его, и Северус уже готов был рискнуть и начать столь необходимый ему разговор, на что ему потребовалось не меньше десятка секунд в полной тишине и сосредоточенного взгляда на своих руках. Подняв голову, он сглотнул, глядя на Мэри из-за свисающих тёмных прядей волос, и почти осторожно, но в целом достаточно буднично спросил, пытаясь вырвать кое-как слова из контекста своих мыслей, - Думаешь, она меня простит? Теперь…
Едва ли он когда-нибудь разговаривал на личные темы с кем-то, кроме Лили. Будет непросто теперь не раздражаясь и не пытаясь замкнуться в себе обсудить этот важный для него вопрос.

+1

9

Вкус был странный, но не хуже того, что она ощущала, когда в горло ей лился яд, а рука Мальсибера стальной хваткой сжимала горло. Мэри так и не отпустила пустую склянку, со страхом ожидая, что же произойдет дальше. Чудесное исцеление, или продолжение кошмара? Что все-таки принес ей щуплый слизеринец в этой склянке. "Сев выглядит мрачно, но человек он хороший." - снова произнес в ее голове голос Лили. Девушка подняла взгляд на устроившегося на соседней кровати Снейпа, открыла рот, чтобы сказать, что ничего не чувствует, и в этот самый момент к горлу подкатила тошнота. Мэри быстро свесилась за край кровати, рывком вытаскивая таз из-под нее, специально для подобных случаев оставленный мадам Помфри. Ее рвало долго и жестоко, какой-то густой четной жижей, похожей на очень густые чернила, или расплавленную смолу. Временами эта жида забивала ей дыхательные пути и Мэри начинала задыхаться, но потом новая волна проталкивала все дальше. В какой-то момент Мэри пожелала умереть, лишь бы это прекратилось. Если эта жида - все, что осталось от ее органов, жить ей все равно осталось недолго. Девушка подняла на Снейпа умоляющий взгляд, но тут ее снова скрутило, и остатки нечистот выплеснулись в таз.
Вдруг стало разом легче. Будто она была бабочкой, которой проткнули брюшко иглой, а теперь игру вытащили. Мэри, тяжело дыша, вытерла губы и упала на спину, пытаясь как-то прийти в себя. Это было просто невероятно, но ей действительно было лучше. Организм медленно восстанавливался. А Мэри сжирала совесть. Слова, которые она сказала Снейпу перед тем, как принять лекарство, были просто ужасны. Снейп, конечно, не из чистого альтруизма пришел ей на помощь, но он все-таки пришел. Он помог ей, теперь уже сомневаться не приходилось, и как она отплатила? Нахамила ему. Девочке хотелось сквозь землю провалиться.
Мэри повернулась на бок, чтобы видеть его. Странное впечатление производил этот мальчик. С одной стороны колючий и озлобленный, а с другой - заброшенный и одинокий. Мэри никогда к нему не присматривалась пристально и не анализировала этого прежде. Все слизеринцы были для нее одинаковы с того дня, как произошла та роковая стычка с Эйвери и Мальсибером. Неужели она была такой же, как они? Неужели тоже гребла всех людей под одну гребенку только на основании принадлежности к какой-то группе?.. Стыдно стало еще больше, и Мэри теперь была рада полумраку. В нем Снейп не мог это увидеть.
- Прости меня, пожалуйста. - Почти прошептала Макдональд. - Я не хотела тебя обидеть. Было очень больно, и я так устала...
Она замолчала, осознавая, что человека на соседней кровати эта информация интересует в последнюю очередь. Тогда заговорил Снейп, и его слова вдруг открыли для Мэри совершенно новый мотив, по которому этот человек пришел ей на помощь. Девушка хорошо помнила ту безобразную сцену у озера несколько дней назад. Поведение Лили после, когда подруга резко обрывала все попытки поговорить на эту тему. У Макдональд не было ответа на его вопрос. Но она вдруг поняла намного лучше все то, что слышала от Лили о Снейпе. Наверное, Эванс была единственным его настоящим другом. И теперь он, должно быть, чувствовал себя ужасно. "Грязнокровка. Он назвал ее грязнокровкой. Так они все подобных нам называют." - Напомнила себе Мэри, когда поняла, что сейчас расплачется от внезапно нахлынувшей печали. Она проглотила комок в горле.
- Ты уже пробовал поговорить с ней?
Марли назвала бы ее предательницей, но Мэри знала, что Лили не станет. Мэри могла бы уговорить подругу спуститься к входу в гостиную и выслушать Снейпа. Но она до сих пор не могла определиться, правильным ли это будет решением.

0

10

Что это она делает, извиняется? Северус так давно привык к бессмысленным перепалкам и нападкам безо всяких последующих действий сердечного характера, что почти с подозрением удивился. Какой-то отвлекающий маневр, не иначе. Или жалкие оправдания. Он решительно не понимал эту Макдональд. Но вместе с тем с триумфальным самодовольством смотрел куда-то в сторону, отвернувшись во время её быстротечного исцеления. Интересно, не надоело ли ей вечно попадать в ситуации, где она находилась во власти представителей факультета Слизерин?.. Надо полагать, друзья поблагодарят его за то, что он подлатал здоровье их жертвы и она снова сможет служить их кровожадным целям.
Но ее будущее Снейпа совершенно не беспокоило, куда важнее было собственное. Надоело прокручивать ночами в голове одну и ту же сцену и искать в ней лазейки, которые бы оправдали его хоть немного или дали повод указать иного виновного. Да и глупо это, мелко, даже мерзко. Для того ли он потратил столько времени, чтобы наслаждаться хотя бы одним её присутствием, а после одним неосторожным словом обратить всё в руины?.. И, несмотря на давность этой дружбы, всегда казавшейся ему нерушимой, несмотря на все разногласия, он даже не представлял себе как к ней подступиться теперь. Казалось, его поступок стал какой-то последней каплей, иначе чем объяснить такое упорство Лили? Но как, почему, Северус не видел совершенно никаких причин на то. Или эта причина лежит сейчас перед ним?.. Лили не так глупа, и у неё есть пара ненавистных ему друзей, не гнушавшихся не самыми благовидными поступками, и она прекрасно об этом знала. Ему всегда было немного обидно за те слова, которые она ему со строгой миной говорила иногда. Разность интересов не может быть помехой такой дружбе. Конечно, причины своего поведения он озвучить не может, никогда и никому. Нужно придумать, что сказать, как заставить её понять, как вымолить, в конце концов, это прощение. Но для начала найти хотя бы просто способ убедить её поговорить с ним.
- Конечно, но… ты понимаешь, наверное, - слизеринцу стоило больших трудов спокойно сидеть на месте. Какое-то глупое волнение в нём поднималось от одной мысли на эту тему. Северус нервно закусил губу, замолкая и с силой сжимая ткань мантии под пальцами. Он должен, обязан что-то сделать, нельзя больше терпеть самого себя, её холодом обжигающее равнодушие. - Она что-нибудь говорила тебе?
Спрашивать это не совсем честно, конечно, но Мэри ему должна, да и, стоит надеяться, хочет помочь подруге, вряд ли та с прежней радостью предается жизни.

0

11

Мэри опустила взгляд на каменный пол палаты Больничного крыла, чтобы не смотреть на Снейпа. Говорила ли ей что-то Лили? Хороший вопрос... Тогда, когда все произошло, они с Марли были неподалеку. Все вместе вышли с экзамена, светило солнце, было приятно и здорово. И тут Джеймс Поттер, его друзья и Снейп. Все произошло слишком быстро - только что подруга стояла рядом - и вот она уже отчитывает Поттера. А потом... Мэри многие называли грязнокровкой, это не было для нее обидно. Она уже и не замечала, если по существу. Не все ли равно, как о тебе говорят люди, на которых тебе глубоко плевать? Но Лили даже в лице изменилась, когда Снейп произнес это слово. Потом, когда все закончилась, она пронеслась мимо них с Марли на такой скорости, что девушкам буквально бежать пришлось следом, чтобы за ней угнаться. Подруга не жаловалась. Она вообще была немногословно остаток дня и будто мыслями была совсем не здесь.
Только к ночи они услышали слабые всхлипывания из-за занавесей ее кровати. В ту ночь они с марли перебрались на кровать Лили, и так и заснули в обнимку, ни о чем не говоря. Тогда Мэри недоумевала, почему подруга так расстроилась из-за простого обзывательства, но со временем до нее дошло. Из их бесед полностью исчез Северус Снейп. Никаких больше упоминаний, ни плохих, ни хороших. Будто был в ее жизни человек, а потом его не стало. Когда они пересекались в Большом зале, Лили делала вид, что не видит его. В коридорах проходила мимо, будто рядом было пустое место. Мэри с Марли и тут не вмешивались: Марли в целом Снейп никогда не нравился, а Мэри не хотела бередить свежую рану. Первое время она еще наблюдала покрасневшие глаза подруги, а потом все сошло на нет, будто и не было никогда. Они с Марли просто были рады, что она снова улыбается, и все остальное не имело значения. До этого момента...
И вот перед ней сидит та самая вычеркнутая из жизни страница и ждет хоть что-то, что даст ему надежду. А ей нечего ему предложить. Даже чтобы отплатить за помощь... Наконец, Мэри решила, что правда будет лучше всего. Она покачала головой.
- Она ни с кем не хочет это обсуждать. Мы не настаивали... - Она снова подняла на него неуверенный взгляд. - То, что ты ей сказал... Ты правда так думаешь? Происхождение определяет все?
Ей нужно было знать наперед, прежде чем влезть подруге в душу и натоптать там, возможно. Нужно было знать, что Снейп заслуживает шанса. Что Лили действительно может ошибаться, и он пришел сюда, потому что действительно не потерян, а не просто для того, чтобы выслужиться и обмануть их. Мэри слишком хорошо помнила рассказы об их совместных проделках. Когда они вдруг прекратились, это было как внезапно выключенное радио. Стало слишком тихо, и это было почему-то очень не правильно.

0

12

Северус невольно вперился в девушку напряженным взглядом, находясь в полной растерянности и беспомощности. «Не твоё дело, проклятая грязнокровка», - с насмешкой подумал он, в то же время ощущая двойственность своего положения и своих взглядов, с которым раньше как-то спокойно мирился. В его представлении Лили никогда не принадлежала ни к одной из групп, отражающих чистоту крови. Она была где-то особняком, в специально отведенном и тщательно охраняемом месте, пока кто-то не посягнул на святое и не смешал ему все карты вместе с мыслями, которые с радостью прыгнули на язык, словно давно поджидая своего часа. Не случись этого, неизвестно, сколько ещё удавалось бы ему обходить эту тему в разговорах с подругой детства, даже не вспоминать об этом, пока она сама недовольно не кривилась в сторону его друзей. Он имел право делать исключения, пусть даже в придуманных не им правилах, остальное её касаться не должно было.
- Конечно, многое. Учитывая политическую ситуацию… И вообще, странно такие вопросы задавать слизеринцу… - Северус хотел гордо вздернуть голову и с достоинством продемонстрировать твердость своей позиции, но вместо этого слабо дернул подбородком и как всегда начал мямлить оттого, что рассудок легко находил изъяны в его излюбленной в последнее время идеологии и его поведении в данный момент. Нужно было собраться и понять, чего действительно хочет Мэри. Вряд ли ей посреди ночи захотелось порассуждать на тему чистоты крови со случайно подвернувшимся Снейпом из лагеря оппозиционеров.
Он надолго замолчал, представляя перед собой Лили, пытаясь сформулировать то, что сказал бы ей. Но это только мешало и путало его. Она всегда была свидетелем чужого к нему отношения, она не может не понимать, как важно теперь то, что делает его частью наделенного властью общества, дает шанс удовлетворить амбиции. Но это совсем не объяснение, это вообще не имеет никакого отношения к делу. Северус с ужасом осознал, что обычно всесильный анализ перестал давать какие-либо результаты. Кажется, ещё недавно он был близок к тому, чтобы понять причину всех бед и несчастий, но, видимо, в очередной раз свернул не туда. Со вздохом слизеринец скривил губы, совершенно недовольный собой, и решил пока приостановить желание развить сомнительную самодеятельность и не пытаться сохранить остатки напускного высокомерия, всё равно совместить приятное с полезным сейчас не выйдет.
- Но это была случайность, оглушительная, отвратительная, уничтожающая, я так не думаю, - вполне отчетливо и немного устало выдавил из себя Снейп, как во сне протягивая руку за пустым флаконом. Он не имел права произнести ни капли лжи, при этом не сильно ожидая, что ему действительно поверят. – Думаю, наше многолетнее общение с Лили может служить доказательством. Несмотря на это происшествие. Ты сама свидетель этой дружбе с самого начала обучения. А учитывая ещё и разность факультетов…
Северус не пытался выставить их с Лили дружбу как подвиг вопреки всему и всем, но это было практически единственное, что он мог сказать, избегая оправданий.

0

13

Чем больше Мэри на него смотрела, тем сильнее ей хотелось с головой залезть под одеяло и притвориться, что ничего этого не было. Снейп не шел в атаку, как делали это его друзья, едва услышав подобный вопрос или даже просто упоминание в чьем-то разговоре. Но то, что он бормотал себе под нос, совершенно точно было на одной волне с их пламенным речами. А значит, Лили была права. И Марли, когда говорила, что шляпа не ошибается, когда отправляет всех двинутых фанатиков на змеиный факультет. Просто фанатики эти выглядят зачастую совсем по-разному. Снейп вот довольно безобидно, но продукт его деятельности чуть не отправил ее в Мунго, а потом он же все исправил. Никто у них на факультете не является тем, кем кажется. Ужасные люди, все до единого...
Пока Мэри предавалась этим мрачным мыслям и старательно причесывала всех слизеринцев под одну гребенку, Снейп изменил ход беседы. Он очень своевременно напомнил Мэри о прошедших годах обучения, и снова память услужливо подсунула девушке те бесконечные сцены, в которых подруга очень тепло отзывалась о своем старом приятеле и защищала его каждый раз, даже когда нелестно в его адрес высказывались ее собственные друзья. Пару раз они даже с Марли из-за него поссорились, и Лили не разговаривала с подругой, пока та не извинилась за свои резкие высказывания в адрес Снейпа. Это ведь не могло быть просто так. Лили не была из тех людей, что бросаются дружбой вот так. Она со всем общалась ровно и приветливо, но настоящих друзей у нее было не много. Только Марли, сама Мэри, и... И Снейп. Проблемный, вечно попадающий в неприятности, но неизменно важный для нее. У самой Мэри близких людей было и того меньше, и от одной мысли о том, что она потеряет кого-то из них, девушка приходила в ужас. Если в ее силах уберечь от этого ужаса подругу, разве это не ее долг? Хотя бы попытаться-то она может...
- Я поговорю с ней, если хочешь. - Почти шепотом сказала Мэри, сосредоточенно рассматривая спинку своей больничной койки. - Нельзя уговорить ее простить кого-то, если она считает, что человек не заслуживает прощения - ты знаешь это, я уверена. Но я по крайней мере могу попытаться уговорить ее тебя выслушать.

0

14

Северус с готовностью, которой даже сам от себя не ожидал, кивнул, с волнением прокручивая в голове слова Мэри. Это звучит хорошо, даже более чем отлично. Взвесить все за и против… Как Лили оценит эту ситуацию, если Мэри расскажет ей всё, что сегодня произошло?.. Подумает, что он нарочно пытался выслужиться, может ещё и пригрозил, кто знает. Уж слишком её отношение стало непохоже на то, что бывало обычно при редких размолвках. Конечно, у него такие друзья, он и сам теперь должен третировать студенток Хогвартса да ещё и с корыстными целями. По логике Лили как будто так и выходило. Как поймать эту грань, где они объективно остаются один на один друг с другом и готовы говорить в рамках конкретной проблемы, не отвлекаясь на какие-то сопутствующие обстоятельства. Может быть, поэтому они и перестали понимать друг друга, он в своей системе, тщательно возводимой собственными руками, неумолимо непробиваемой, она по-прежнему открытая миру...
- Да, пожалуй, в ближайшие дни тебя выпустят отсюда… - Снейп уже убрал флакон и, как будто подсчитывая что-то в уме, задумчиво смотрел в сторону, сжимая между пальцами грубую ткань мантии и с тихим шорохом её медленно теребя. – Я готов говорить с ней в любое время, как только будет готова она сама.
Он почти с отчаянием представил уже отказ Лили, её презрение, которым она будет провожать его в сутулую спину, а у него каждый раз будет холодать внутри под грубые насмешки её однокурсников... Был какой-то промах в этом плане, Северус чувствовал это и сильнее погружался в пучину этой безвыходности. Не станет гордая Эванс по наущению подруги вдруг менять гнев на милость или заставит его ждать целую вечность, а он за это время успеет натворить ещё что-нибудь и окончательно её от себя этим оттолкнет.
- Нет, постой. Через три дня я приду к портрету Полной Дамы, в полночь, нет, лучше в час. Уговори её выйти ко мне. И не вздумай обмолвиться о чем-то ещё, просто уговори её, когда я приду.
Как в самых дерзких своих мечтаниях, хотелось со зловещим оскалом приставить к её горлу волшебную палочку, подтверждая твердость своих намерений, чтобы сомнений не осталось в том, что он хозяин положения, а вовсе не она со своим влиянием на Лили. Но мало того, что это не благоразумно, так Северус ещё и представлял, как смешно бы выглядела такая сцена по отношению к такой хрупкой девушке. Оставалось надеяться на свой дар мрачного внушения и эффект неожиданности, который должен подействовать на Лили.

0

15

В ближайшие дни... Эти слова вызывали изумление в мыслях Мэри: еще пару минут назад ей всерьез казалось, что она вряд ли доживет до рассвета. А теперь вдруг жизнь была возвращена ей, пусть виновные в мучениях снова избегут наказания. Это было, в сущности, такой мелочью, что Мэри даже не дала себе труда задуматься об этом. Этой ночью она, вероятно, будет спать так крепко, как очень давно не спала: за все проведенные в агонии часы. Эта мысль ее воодушевляла, но мелькала где-то на границе сознания, не заполняя собой все ее помыслы. Помыслы были заполнены подругой и ее странным приятелем, к которому Мэри так и не решила, как ей следует относиться. Когда он говорил о Лили, слова его звучали искренне. Мэри видела, что он переживает, и относиться к Снейпу равнодушно и бесстрастно из-за этого не могла. Но с другой стороны, было это его слизеринское высокомерие, несдержанность в словах и совсем не делающая ему чести дружба с ее врагами. Сложный это был коктейль эмоций. Мэри явно была не готова разбираться со всем этим прямо сейчас.
Девушка провернула трюк, который давно использовала в общении с Эйвери и Мальсибером. Она отодвинула собственные ощущения и посторонние мысли, не касающиеся предмета разговора, вглубь, будто задернув плотную штору. Сконцентрироваться нужно было только на одном.
- Я поговорю с ней. - На этот раз без сомнений проговорила Мэри. - Но я не могу обещать, что она придет.
Последовала недолгая пауза, а потом глаза Мэри сузились.
- Не слишком-то вежливо угрожать человеку, который хочет тебе помочь.
Ирония сказанного дошла до нее мгновением позже, но было уже поздно. Мэри стушевалась и опустила взгляд. Она сама начала их общение сегодня с угрозы, хотя ей принесли противоядие. Отличный же из нее чтец моралей. Мэри вздохнула и подперла голову ладонью.
- Кажется, я не слишком последовательна сейчас. Но все же.

0

16

Конечно, за сознательность Эванс уже нельзя было ручаться даже её лучшим друзьям. Наверное, тлетворное влияние Поттера. Но Северус хотел верить, что она не может так просто отказаться от него и обязательно придёт. Пожалуй, робкая МакДональд не самый подходящий кандидат для возложенной на неё миссии, но пользоваться нужно каждой удобной возможностью. Главное, чтобы Эйвери и Мальсибер не догадались, что он мог сюда прийти не только ради спасения их холеных аристократических шкурок. Иначе придется опять краснеть сквозь привычную бледность и, что-то бормоча, утыкаться в учебник.
Снейп понимающе кивнул девушке, полагая, что он может наконец ретироваться, нужно ещё без происшествий добраться в гостиную Слизерина, но той опять стукнуло в голову что-то крайне гриффиндорское. Казалось, она и сама поняла свою ошибку, смиренно каясь безмолвно, а слизеринец решить не мог, как стоит на это реагировать и вообще стоит ли. Он буквально вскочил с кровати, сминая раздраженно галстук, и, как бы опомнившись, бросил его неопрятно, возвращая себе спокойствие и холодность.
- Значит, тебе придётся призвать на помощь всё своё красноречие, чтобы убедить её, - Северус прекрасно понимал, что это можно было сказать иначе и добавить пару сентиментальных аргументов в пользу успешности разговора между Мэри и Лили, но лишнего слова он из себя выдавить уже не мог, тем более на эту тему. Казалось, он себя сегодня исчерпал на месяц вперед, а ведь ещё нужно было попытаться поговорить с Лили. Вся эта напряженность давила на юного зельевара вдобавок к обыкновенной усталости, и он уже схватился пальцами за спинку кровати, разворачивая корпус к выходу, но глядя по-прежнему на девушку. Ставить точку в разговоре с гриффиндорцами он ещё не научился, и обычно это делали за него, причем с помощью волшебной палочки. – В конце концов, с вопросами вежливости мы с ней способны разобраться сами, главное, чтобы была возможность это сделать. Выздоравливай?.. Всего доброго?.. К чёрту.
Секунду поколебавшись, Снейп молча развернулся, и вскоре его сутулая фигура скрылась за дверьми больничного крыла.

0


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » Противоядие (июнь 1976г.)