Вверх страницы
Вниз страницы

Marauders: Primum Bellum

Объявление

●    Март 1979 года. Зима не сдается, и Англия все еще в плену сырости и раннего мрака. На улицах чаще стали замечать дементоров - твари чуют настроение жителей и становятся все наглее.

●    О погоде: март, как большинство месяцев в Англии, богат дождями. Но по сравнению с зимними они короче и теплее. Средняя температура воздуха: +7-10 градусов.


●    Разыскиваются: ❖ Гидеон ПрюэттАлиса ЛонгботтомАвгустус РуквудМолли и Артур УизлиРудольфус ЛестрейнджОливия БоунсКсенофилиус и Маргарет Лавгуды

●    Администрация проекта:

Mary Macdonald | James Potter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » Либо вывести на чистую воду, либо умереть от любопытства (08.02.1979)


Либо вывести на чистую воду, либо умереть от любопытства (08.02.1979)

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Название эпизода
Либо вывести на чистую воду, либо умереть от любопытства

2. Дата отыгрыша
8 февраля 1979г.

3. Участники
Marlene McKinnon, Demetrius Avery

4. Локация или локации, в которых разворачиваются действия
Косой переулок и ближайшая темная безлюдная улочка

5. Краткая суть, завязка отыгрыша.
Предположим, что иногда молодому наследнику несметных богатств надо выходить на улицу. Не аппарировать туда-сюда, а вот прямо-таки ногами топать. Если еще учесть погодные условия в виде ни то дождя, ни то мокрого снега, то можно представить отвратительно расположение духа Деметриуса. Выгуливал, короче, парень свою новую уличную мантию, защищенную всеми мыслимыми заклинаниями от попадания влаги и грязи, в Косом переулке, по сторонам не смотрел, занят был исключительно своими никому не известными делами. Из точки А в точку Бэ передвигался. Но так получилось, что в точке Цэ, находящейся где-то на пути у Эйвери, отбывала патрульную вахту мисс МакКиннон. Сказать, что для нее Деметриус враг - это даже приукрасить. И вот она его, мерзавца, замечает. И что делать?

0

2

Февраль недавно вступил в свои права. Пронизывающий ветер разогнал по домам практически всех волшебников. Косой переулок в это вечернее время время был непривычно пуст. Редкие прохожие настороженно оглядываясь по сторонам спешили укрыться в теплых квартирках, магазинчиках, кафе.
Марлин такую погоду не любила. Предпочитала пережидать непогоду в родительском доме или в кругу друзей. Но сегодня, определенно, был не ее день. Изначальный план навестить подруг разрушил Муди, сообщив, что именно сегодня, в самую отвратительную погоду, ей придется патрулировать Косой переулок. В последнее время там было не очень спокойно, и во избежание неприятных последствий было принято решение каждый вечер отправлять по два человека на патрулирование. Где-то по близости ошивался кто-то из ордена, но Маккинон пока не так повезло встретить напарника. Поэтому, было откровенно скучно.
Накинув на голову капюшон в попытках немного согреться, девчонка брела по улице, сжимая в руке волшебную палочку. Сканируя внимательным взглядом переулок, Марлин вдруг предалась воспоминаниям. О детстве, школе. Толика сожаления оттого, что им всем пришлось так быстро повзрослеть проскользнула в глазах и тут же исчезла. Глупая попытка настроить себя на позитивный лад. Магическая Англия пребывала в постоянном страхе, а авроры сбились с ног, пытаясь найти виновников последних событий. Семья Лавгуд и Тонксов остались без крыши над головой. Нападение Пожирателей разрушило их привычный мир своей жестокостью. А все потому, что одни чем-то не угодили Волдеморту (а ведь чистокровная семья), а вторые, судя по догадкам, выбрали себе не правильных спутников жизни.
Марлин фыркнула, в который раз возмутившись понятиям фанатиков в черных плащах. Нет, это надо придумать подобное?
Внутренняя сигнализация сработала неожиданно. Марлин резко свернула вправо, укрываясь в тени одного из домов. И во время. Из-за угла вывернула темная фигура. Маккинон покрепче сжала палочку, пытаясь понять, почему ее так напрягло появление волшебника. Еще не слишком поздно... Но что-то в этой фигуре было знакомое и... опасное.
Когда маг подошел ближе, Марли смогла разглядеть его. Эйвери! Чертов придурок, который портил жизнь Мэри и Лили в школе. Сколько раз блондинка порывалсь оторвать ему все самое дорогое, но всегда что-то останавливало - то Эванс, слишком добрая, чтобы мстить, то Мэри популярно объясняла, что с дураками связываться - себе дороже. То просто женская забывчивость... В общем всегда что-то останавливало бывшую гриффиндорку от разборок. Но сегодня, какая удача, есть возможность раз и навсегда объяснить этому типу, что обижать слабых, конечно, может каждый. Но меньшим придурком от этого не станет.
Выскользнув из тени, Марлин последовала за молодым человеком, стараясь особо не высовываться. Лезть к Эйвери на главной улице не стоило, в конце концов он ничего не сделал, а в ближайшем переулке...
Сравнявшись с обидчиком, Марлин схватила его за руку и резко дернула на себя, загоняя обоих в узкий переулок, который заканчивался тупиком. Несмотря на разницу в размерах, эффект неожиданности сыграл Марли на руку и Эйвери легко поддался. Прижав парня к стене, девчонка выхватила палочку и приставила ее к шее Деметриуса.
- Добрый вечер, мистер Эйвери! - весело проговорила Марлин, однако взгляд был злой. - А что это вы тут делаете в такой поздний час?

0

3

Когда Эйвери-старший поручил своему наследнику проведать, как идут дела с его инвестициями, Деметриус и обрадовался, и огорчился разом. Радость парня была связана с тем, что отец проявлял к нему интерес и расположение, как к доверенному лицу. Партнерством тут, конечно, не пахло, но у Эйвери-сына были на этот счет свои соображения. Например, что наступит время так или иначе, когда он сам будет распоряжаться собственной жизнью, не зависимо от воли обоих родителей. Портила настроение погода. Деметриус с печалью взглянул в окно и представил, как ему придется перемещаться по Косому переулку. В некоторые места нельзя было аппарировать хотя бы из приличия, камины тоже были не везде. Так что Эйвери взгрустнул. Мать, заметив в сыне отсутствие обычного энтузиазма, протянула ему новую мантию и предложила «выгулять ее». Деметриус оценил жест и подарок, однако вещи как таковые его сейчас мало интересовали.
Аппарировав на начале Косого переулка, парень отправился по делам. Погода оказалась совершенно отвратительной. Эйвери быстро добрался до первого места и провел там не так уж много времени, чтоб хоть как-то улучшить свое паршивое расположение духа. Кажется, хорошее настроение покинуло его. Он старался не думать о своей «темной» деятельности, полностью посвятив себя отцовскому поручению. Оказавшись снова на улице, он чуть не взвыл от досады. Эйвери-старший делал это специально. Так хотелось ему думать, но здравый смысл брал верх – денежным делам плевать на погоду. Завернув за угол, Деметриус заприметил вдалеке очередной пункт на своем пути. И еще кое-что начало тревожить его сознание. Шаги за спиной, появившиеся слишком неожиданно, чтобы быть случайными. Парень продолжил идти так, как будто ничего не заметил. Когда шагающий позади почти поравнялся с ним, Эйвери неожиданно почувствовал рывок. Он ускорился и удержал равновесие, чтобы не упасть, заодно увидел, как по инерции его затащили в узкий переулок.
«Какой услужливый обидчик попался», - подумал Деметриус. Он чувствовал адреналин в крови и еле сдерживался, чтобы не убить нападающего сразу же.
Позволив прижать себя к стене и, более того, приставить к собственной шее палочку, Эйвери взглянул в лицо нападавшего. Это оказалась девушка. Она смотрела на него глазами, полными злобой, и говорила с ним, знала его имя. Он напрягся и вспомнил Марлин МакКиннон. Это была его одногодка, подруга Поттер и МакДональд, любившая и, видимо, до сих пор любящая влезать в чужие дела, когда ее не просят. Чем там она сейчас занималась, пытался вспомнить Деметриус, но тщетно. Она не входила в список людей, будущее которых его интересовало.
- Добрый, мисс МакКиннон, - совершенно спокойно ответил Эйвери, сверлив ее взглядом с высоты собственного роста с равнодушным выражением на лице. Ему было сложно не улыбаться, потому что надо же было быть такой дурой, чтоб верить, что все происходило по ее воле. Кажется, девушка и не представляла, сколько бед навлекла на себя, начав угрожать Деметриусу там, где их никто не увидит и вряд ли услышит. - Мои дела вас вряд ли касаются. А вот вам не кажется, что вы много себе… -  он не договорил.
Его рука быстро взмыла вверх, схватила запястье девушки и рывком подняла так высоко, как только позволял рост Деметриуса, заодно ударив коленом по животу, чтоб совершенно точно предупредить попытки к сопротивлению. Марлин оказалась совсем легкой к его удивлению. Эйвери вывернул ей запястье так сильно, что палочка выпала из ее руки. Он вывернулся и придавил МакКиннон лицом к стене, рядом с которой только что стоял он сам. Парень продолжал держать одной рукой ее руку, теперь немного заводя ее к себе, чтоб при малейшем сопротивлении выкрутить плечевой сустав, а второй – сжал шею. Сжал и начал давить.
- Вы много себе позволяете, я хотел сказать, - брезгливо договорил Деметриус. Заметив под ногами ее палочку, он ногой оттолкнул ее подальше. - Почему вы угрожали мне палочкой? Что вам нужно от меня? – Эйвери не собирался ее убивать, потому даже не доставал палочку. Тело рядом с Косым переулком тяжело скрыть. Он решил притвориться настолько паинькой и святой простотой, насколько это возможно. Отговориться потом, что это была самозащита, не составило бы труда. Эйвери ведь только защищался от нападающей. Даже палочку не достал. Это так много говорит о его высоких моральных принципах и о невиновности, что окажись тут свидетели, Деметриус признали бы правым. Тем более, что он никогда не входил в список подозрительных  лиц. Здесь скрывалось что-то еще. Эйвери интересовали причины. Он был готов их выпытать, если понадобиться.

0

4

Уверенность в собственных силах и превосходстве сквозило во всем: во взгляде, в насмешке, в умении держаться так, словно он на приеме, а не в грязном переулке с приставленной к шее волшебной палочкой. И это выводило МакКинон из себя. Несмотря на собственное воспитание, Марли никак не могла привыкнуть к снобам, что имели знаменитые фамилии и огромные счета в банках. Дело тут было далеко не в зависти. Разные понятия, устои, даже воспитание. То, что для девушки было нормальным и привычным, для них виделось грязным и не достойным существования. И это откровенно раздражало.
Возомнив себя всесильными только из-за чистоты крови, эти волшебники рушили чужие жизни даже не задумываясь над тем, что кровь по сути у всех одинаковая - алая. И в их глупые головы не приходила даже мысль о том, что человека человеком делает вовсе не голубая аристократическая кровь, а поступки и отношение к жизни.
Ярким примером были два Мародера. Поттер и Блэк имели точно такое же богатое генеалогическое древо. Известные родители. И не смотря ни на что, эти парни не были заражены глупыми идеалами. И потому, в глазах остальных превратились в предателей крови. Что может быть глупее?
А Эйвери... Ничего еще не добился в жизни, а кичится своим положением, словно он - прародитель всего живого, словно это он заработал себе имя и словно ему позволено нападать на тех, кто проще и интереснее.
Злость не слишком хорошая подруга в подобных делах, именно поэтому Марлин потеряла контроль над ситуацией практически мгновенно. Интересно, чтобы сказал Муди по поводу ее выходки? Голову бы открутил, это точно. Поменялись они ролями практически мгновенно. Девчонка только поморщилась, когда руки Деметриуса стальной хваткой перехватили ее запястья, а удар в живот выбил из нее весь дух. Но страх почему-то не появлялся.
Эйвери не такой придурок, чтобы убивать бывшую гриффиндорку здесь, в Косом переулке. С сожалением проводив палочку взглядом МакКинон перевела злой взгляд на парня и ухмыльнулась.
- Какие манеры, какое воспитание, мистер Эйвери? Вас, как я посмотрю, с пеленок учат, как обращаться с людьми? А? Что, кишка тонка найти себе равного соперника? Поэтому изводишь тех, кто заранее слабее? - она продолжала ухмыляться, хотя руки сводило судорогой. Не слишком удобная позиция, а хватка бывшего слизеринца была слишком сильной. - Да ты трус, Эйвери! И ты, и Мальсибер! - засмеялась она.

0

5

Эйвери быстро оценивал ситуацию, разрываясь в вариантах дальнейшего развития событий. Оглушить сразу, медленно придушить, поломать пару костей для разнообразия или аппарировать в какой-нибудь маггловский район и там все-таки убить? Деметриус был сильно расстроен тем, как эта МакКиннон влезла в его планы.
- Конечно, учат, - спокойно отметил Эйвери, чувствуя, как в нем нарастает желание выломать ей руку или разбить коленный сустав – так уж ему не нравилось ее ухмыляющееся лицо. - И как обращаться с людьми, и как со скотом, типа тебя, - равнодушный ответ. Деметриус даже не расценивал это как оскорбление. Просто он, на самом деле, считал ее ниже собственного достоинства. То, что ему приходилось марать о нее собственные перчатки, повергало его в некоторую печаль. Надо же было так вляпаться. - Ты сама на меня набросилась, идиотка. Я тебя вообще как соперника не расцениваю.
Он был так удивлен ее нападками, что даже сказал чистую правду. Деметриус и не думал о том, что МакКиннон накинется на него в центре Лондона да еще так бестактно, с палочкой. То есть, Орден Феникса еще куда не шло… Эйвери напрягся и подобрался. Он вообще-то рассчитывал, что в Ордене состоят куда более умелые бойцы, но что могло помешать его одногодке вступить в ряды его противников, как и сам Деметриус теперь стал Пожирателем Смерти. Ох, как же не вовремя. Дем сжал руку МакКиннон еще сильнее и начал медленно заводить ее назад, делая большие паузы между словами, чтобы было понятнее:
- Что. Тебе. От меня. Надо? – тихо говорил он.
Эйвери не верил в то, что девушка следила за ним и напала намеренно. Он больше бы поверил в то, что Марлин заметила его случайно, и что-то побудило ее атаковать. Деметриус продолжал вспомнить все, что он когда-либо знал об этой девушке. В памяти всплыла другая фамилия. МакДональд. Неужели две эти курицы были подругами со школы и это как бы месть? Он завел руку достаточно далеко, и девушка вдруг снова заговорила. На лице Эйвери появилась счастливая улыбка. Угадал, надо же. Удивительные существа эти предатели крови, грязнокровки и прочие уродцы. Деметриус перестал давить на руку МакКиннон, но хватку не ослабил. То, что это месть за школьные годы, не освобождало его от ответственности перед обществом.
- Повторяю, сдалась ты мне больно. Сама виновата, что выскакиваешь и нападаешь на людей посреди Лондона. Совсем с ума сошла? – это был риторический вопрос. И так ясно, что у нее не все дома. Стоило бы немного постучать ее головой о каменную стену, вдруг кто-нибудь бы да нашелся. - И что мне с тобой делать? Я тебя отпущу, ты снова в меня вцепишься. Не отпущу – так уж лучше состариться в более приятной компании, чем в твоей, - действительно ли он ждал от девушки здравых мыслей на этот счет или забавлялся, тут уж даже по интонации не разберешь. Деметриус, однако, мог просто оглушить МакКиннон и пойти своей дорогой. Так что, видимо, все-таки издевался.

0


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » Либо вывести на чистую воду, либо умереть от любопытства (08.02.1979)