Marauders: Primum Bellum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » Не шуметь в Библиотеке (13 октября 1977г.)


Не шуметь в Библиотеке (13 октября 1977г.)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Название эпизода
Не шуметь в Библиотеке

2. Дата отыгрыша
13 октября 1977г.

3. Участники
Ремус Люпин, Марлин МакКиннон

4. Локация или локации, в которых разворачиваются действия
Хогвартс, Школа Чародейства и Волшебства. Библиотека.

5. Краткая суть, завязка отыгрыша.
Марлин МакКиннон застукала Мародеров за тем,как они издевались над Северусом Снейпом. Решив, что дело так просто не оставит, она отправилась в бой, вооружившись своим обостренным чувством справедливости. Однако, после пустых и к тому же тщетных разговоров с оленем и псом решила промывать мозги Люпину, посчитав, что ботаник ботаника поймет и остальным мысль о высшем благе донесет. Желая встретиться с Ремом для распилки его мозгов, Марлин пошла в Библиотеку, потому как это верное место для поисков.

0

2

Долговязый парень с горой книг, за которой не было видно растрепанной макушки, отошел от стеллажей. На лице Ремуса блуждала задумчивая улыбка. Он отбился от Сириуса путем немыслимых усилий и теперь получил возможность позаниматься. Люпин был жадным до знаний. На редкие деньги, что водились у него в кармане, он покупал не одежду, а книги по Заклинаниям и Защите от Темных Искусств. Опустив стопку книг на стол, Люпин разложил их в нужном порядке, достал пергамент и пишущие принадлежности. Окружил себя со всех сторон, сам не заметил, как оказался под круговой защитой книг и бумаг. В библиотеке было тихо да и учеников не так уж много. Ремус начал скрипеть пером, листать страницы, скрипеть, листать, опять скрипеть, снова листать. В этом самозабвенном ритме он мог просидеть сутками. Парень даже забывал о насущной необходимости поесть. Иногда Мародеры приходили за ним и силой вытаскивали из Библиотеки. Отступившая молодая луна не давила своим гнетом на оборотня, так что Люпину ничего не мешало получать удовольствие от процесса обучения. Иногда он зевал, потому что, будучи Старостой, у него случались ночные дежурства и обходы, как, например, этой ночью. Люпин не выспался, но шарил по страницам учебников не смотря ни на что.

0

3

Признаться честно, Маккинон никогда не нравился Северус Снейп. Но в силу природной доброты, Марли всегда находила в себе силы отогнать неприятные мысли. Ведь Лили не может дружить с плохим человеком! Не может. А значит, и в Снейпе можно найти что-то хорошее. Но вот этого она почему-то не делала. То времени не хватало, то другие отговорки находились. В общем, за все семь лет учебы, гриффиндорка так и не попыталась поговорить с Эванс.
А потом, на пятом курсе все то хорошее, что пыталась вбить себе в голову упрямая девчонка, развеялись от одного такого простого, но противного слова сорвавшегося с губ слизеринца. На этом странная дружба подошла к концу и блондинка с чистой совестью сбросила с себя лишние заботы. Лили вроде тоже оправилась, но нет-нет, да проскакивала в ее глазах грусть, когда черноволосый слизеринец проходил мимо. А потом появился Поттер и Лили грустила уже не так часто.
Но вот произошедшее на прошлой неделе вывело Маккинон из себя. Она прекрасно знала, какими идиотами могут быть ее сокурсники. Но чтобы настолько! Очередная стычка с Северусом закончилась его госпитализацией и истерикой Лили. Все-таки не так-то просто забыть человека, который был рядом с детства.
Марлин на правах лучшей подруги попыталась вправить мозги Мародерам. Но Поттер отмахивался, Блэк постоянно сбивал с толку глупыми намеками, Питер скромно стоял в стороне, а Люпин молчал! Люпин! Самый умный из всей мародерской четверки! Единственный, кто хоть как-то мог повлиять на них. Стоял и подло молчал.
Мысленно, Марлин, уже прокляла парня и обозвала всеми знакомыми плохими словами, но толку от этого чуть. Поэтому, решив добиться справедливости, гриффиндорка отправилась на поиски Рема, чтобы промыть мозги ему. Зачем она в это ввязывается, Марли сама категорически не понимала. Но расстроенное лицо подруги не желало выходить из головы.
Библиотека была почти пустой. Только в самом дальнем углу, обложившись книгами кто-то что-то читал. Девчонка уже собралась покинуть помещение, но шестое чувство заставило ее проверить. Ну мало ли..
- Люпин! - воскликнула она и тут же прикусила язык. Недовольный взгляд мадам Пинс немного охладил пыл гриффиндорки, но сдаться не заставил. Притащив себе стул, она опустилась рядом с однокурсником и бесцеремонно вытащила у него из под носа унигу. - Помоги мне с эссе по зельеварению.
Вот так вот. Ботаник просит ботаника. На самом деле Марлин нужно было собраться с мыслями.

0

4

Люпин поднял голову, когда его кто-то окликнул. Большая неожиданность для библиотеки, тем более что позвавшая его девочка несколько погорячилась с громкостью собственного голоса. Рем быстро узнал Марлин, и совсем не удивился, увидев ее в библиотеке. Девочка последние два года шла с хорошими оценками чуть ли не по всем предметам. Или просто по тем, что сильно интересовали самого Люпина. Ни то что бы Люпин когда-нибудь претендовал на звание лучшего ученика, однако серьезный соперник всегда был приятным дополнением в виде соревновательного интереса.
МакКиннон поставила рядом с ним стул и совершенно бесцеремонно забрала книгу, которую парень только начал изучать на предмет важности. Ремус по своей природной скромности не решился отобрать ее обратно силой, тем более что неожиданная просьба ошеломила его больше, чем поведение девочки:
- Если тебе нужна помощь с эссе, то уж меня-то, определенно, ждут неприятности, - вежливо, хоть и с капелькой иронии тихо ответил Люпин.
Ремус опустил глаза, решив, что девочка подшучивает над ним и только тут до него дошло, что книга все еще в руках у Марлин. Рем запасся терпением и снова обратил свое внимание на гриффиндорку. И тут до него начало доходить, что эссе – лишь предлог, а на деле ей нужно от него что-то еще. Рем порылся у себя в памяти на предмет, а не задолжал ли он МакКиннон что-либо. И неожиданно вспомнил недавнее происшествие с Нюниусом. Люпин хоть и не участвовал в потасовке, но и не мешал Поттеру и Блэку. Лили была в бешенстве. А раз уж тут теперь сидит Марлин, лучшая подруга Эванс, значит, история еще не закончилась. Люпин несколько огорчился, хоть и виду не подал. Он планировал провести время в библиотеке с книгами, а не с недовольной барышней. У него были все шансы еще реализовать свои планы, но для этого надо стоять на своем:
- Я думаю, что ты и без меня прекрасно справишься, - подбодрил гриффиндорку Рем и протянул руку за книгой. - Верни ее, пожалуйста, она мне еще нужна.

0

5

Захлопнув книгу, Марлин даже не подумала отдать ее Рему. Просто проигнорировала просьбу и уставилась на него. Сверлила взглядом недолго, но в итоге, вздохнув, все таки протянула книгу парню. Молчание затягивалось. Гриффиндорка нервно ковыряла стол ногтем и закусывала губу. Все же налететь с претензиями на Поттера и Блэка было легче, чем высказать все, что думает Люпину. Фактически ведь он ни при чем, просто постоял в сторонке, создал благоприятный фон, стыдливо попрятал глаза. Черт...
- Четверо на одного, а, Рем? - прошептала она, не желая быть услышанной кем-то еще.
Именно так. Если бы Снейпу удалось задеть хотя бы одного, Рем и Питер вступились бы за друзей. И оправдывались бы потом тем, что Снейп такой плохой задел Поттера/Блэка.
И вновь возникла мысль - какой ЕЙ дело до Нюниуса? Ответ правда снова нашелся быстро - из-за Лили. Стала бы она беспокоиться, если бы в лазарет попал какой-нибудь Эйвери? Вряд ли. А если Малфой? Или младший Блэк? Нет, едва ли. Вся причина крылась в том, что Эванс не способна долго злиться на кого-то. А уж тем более на человека, с которым дружила достаточно долгое время. И доверяла ему. И даже после произошедшего на пятом курсе, Лили была не способна хранить злость на бывшего друга. Но и мириться не спешила. И вполне можно понять ее реакцию на произошедшее.
А Поттер, хорош! Единственное, о чем его просила Рыжая, не смог выполнить. Придурок.
- Рем, ну хоть ты бы повлиял на этих двоих! Они же искренне не понимают почему столько шума! - Марли придвинулась достаточно близко, и теперь, почти касалась губами щеки Ремуса. - Слова Эванс они пропустили мимо ушей и планируют месть за какую-то там царапину у Блэка на причинном месте, - да-да, именно так Сириус и сказал. Смеясь, правда, пытаясь разозлить и без того бешеную девчонку. - Меня они тоже не слушают: один отмахивается, а второй пристает с глупыми намеками. Про Питера я вообще молчу, но ты! - невольно повысила голос, за что удостоилась гневного взгляда библиотекаря. - Неужели ты не можешь вправить им мозги? - снова снизив голос до шепота, недовольно поинтересовалась Маккинон.
Пару раз она видела, как Люпин пресекал глупые затеи Мародеров и поэтому искренне недоумевала, почему он не может справится с таким простым делом.
- Ладно, они покалечат Снейпа. Ладно, побесят Лили. Но ведь они сами могут пострадать! Не верю я, что он такой беспомощный...

Отредактировано Marlene McKinnon (2013-02-01 21:44:24)

0

6

Рем вытерпел взгляд и в награду получил книгу обратно. Он, возможно, и понимал, к чему Марлин клонит, однако помогать ей не собирался. Мародеры для него были семьей. Он за них горой. Даже если эта гора – лучшая подруга Лили Поттер. Люпин молчал. Сохраняла тишину и девушка. Ремус открыл книгу и решил продолжить с того места, где остановился. В самом деле, не сидеть и не ждать же моря погоды. Но не тут-то было. МакКиннон прошептала свой вопрос почти ему в ухо. Люпин от неожиданности даже дернулся. Он положил книгу на стол и решил, что надо разобраться и потом уже никто ему не помешает. Гори оно все синим пламенем.
- О чем ты? – прошептал он. Тихий голос почти стер интонацию, но брови Рема, удивленно заползшие на середину лба, намекали, что как бы не в курсе, про что тут речь. - Никогда такого не было.
Люпин внимательно посмотрел на Марлин. Странно она себя вела. Всем было известно, что Снейп был лучшим другом Эйвери и Мальсибера. А эти парни не имели ни чувства юмора, ни такта. Они – хоть слизеринцев ни разу так и не поймали на горячем, но на эту парочку так и хотелось свалить все беды человечества – нападали на младшекурсников и на тех, кто слабее их. Люпин понимал чувства Поттера, который в свою очередь заступался на Лили, которая в то же время страдала из-за Мэри. Все, конечно, запутанно. И Нюниус тут, может, и не причем, а может и причем.  Мало что зависело конкретно от Ремуса. Он не раз пробовал найти хоть какие-то улики. Впустую. И вот получается, что лучшая подруга Лили защищает почему-то Снейпа больше, чем, скажем, Сириуса, который больше сделал для девочек, чем этот крючконосый слизеринец. Что же за несправедливость. Люпин вздохнул, решив, что он просто стал камнем преткновения. Приходилось терпеть.
- Я тоже не понимаю, отчего так много шума, - опять искренне удивился он, шепотом отвечая девочке. Подумаешь, Нюниус. Вряд ли слизеринцы страдают угрызениями совести после нападок на Мэри. Марлин не слушала его и не отставала. Она пододвинулась еще ближе, как будто это помогло бы ей выглядеть или звучать убедительней. - У него там не царапина, а заноза, - тихо хихикнул Люпин, но МакКиннон вряд ли бы оценила его иронию. - Я похож на их мамочку? Послушай, Марлин, я не могу вечно бегать за ними и следить, не обделались ли они. Ну, образно. Ты поняла, - отмахнулся Люпин. И продолжил мысль:- У них есть головы на плечах. Если бы что-то зависело от меня, то пожалуйста. Но не надо просить меня сделать невозможное.
При слове «пострадать» у Ремуса ёкнуло сердце. Это она оборотню говорит? Парню, который уже как 7 лет скрывает свои отлучки из школы в полнолуния, по чьей вине три ученика тайно выучились и стали незаконными анимагами, более того, эти сумасбродные подростки теперь еще и шляются с ним, оборотнем, по Запретному лесу. Расскажи он ей об этом, МакКиннон забыла бы о том, что там что-то случилось с Нюниусом. Многое познается в сравнении. Люпин мог предположить опасность, которую теоретически представлял Снейп, но он знал и то, кем был он сам.
- Может, научатся чему-нибудь, - соврал Люпин. Ему, конечно, не было все равно. Лунатик всегда переживал за друзей больше, чем за себя. Но Марлин тут не причем. - Беспомощный или нет, если бы мог, наверно, давно бы начал защищаться. У меня сложилось впечатление, что его все устраивает, - лаконично шептал Ремус, думая, как бы ему отсесть подальше, а то МакКиннон вот-вот съест его с потрохами.

0

7

- У него там не царапина, а заноза.
Не смотря на серьезный настрой, Маккинон не удержалась и хихикнула. Действительно, когда дело касалось Блэка все слова и мысли имели двойной подтекст, но Марлин ни за что бы не призналась в том, что выходки этого барана хоть немного развлекают ее. Но Люпин сделал абсолютно точное замечание, что проигнорировать его слова было бы просто кощунством.
Но улыбка долго не задержалась, и девушка вновь нахмурилась, придвинув стул еще ближе к Рему. Что бы он там не говорил, а влияние на этих двоих он имел огромное. Только его слова они воспринимали всерьез и даже иногда слушались.
- Я не говорю тебе подтирать за ними задницы и подавать слюнявчик каждый раз, как того потребуют обстоятельства. - вновь прошипела Марли, пиная Ремуса под ребра за то, что он не желает ее слышать. - Я хочу, чтобы ты объяснил им, что не стоит лезть на рожон там, где этого можно избежать. Люпин, ты же умный! - в отчаянье достучаться до гриффиндорца воскликнула Марли, чем заслужила очередной недовольный взгляд библиотекаря. Но ей было плевать. Сейчас, главное, достучаться до Лунатика и уже потом думать о своем поведении.
Но однокурсник оставался глух к ее просьбам. Марлин упрямо поджала губы, разглядывая парня. Он тем временем напрягся. Марлин понадеялась на то, что ее слова наконец-то дошли до Ремуса, но следующие слова опровергли ее теорию. Он напрягся не из-за того, что Снейп может оказаться достойным соперником. К сожалению.
- Ты серьезно так считаешь? - едко выдавила Марлин, недоверчиво глядя на Люпина. - А ты бы стал защищаться, зная, что тебе при любом раскладе не справиться с двумя одаренными студентами? Даже не надейся, - схватив парня за рукав, Марли снова притянула Мародера к себе. - Я тебя понимаю, они твои друзья и кажется, что они все делают правильно... Тогда чем они отличаются от Эйвери и Мальсибера? - воскликнула она. - Тем, что они нападают на Мэри, а Поттер и Блэк на Снейпа?
Как бы сильно она не любила своих подруг, Марлин была слишком справедлива и для нее не существовало разделений на тех, кто заслуживает, а кто нет. Все люди одинаковы, просто одним дано понять это, а другим нет.
- Молодые люди, здесь библиотека, а не место для разговоров. - вездесущая мадам Пинс появилась из ниоткуда и теперь нависала над незадачливыми студентами. - Я попрошу вас удалиться.
Марлин виновато поджала губы и буркнула что-то отдаленно похожее на извинения. Схватив сумку, она вылетела из библиотеки и остановилась, поджидая Рема. Когда тот появился, она схватила его за руку и развернула к себе.
- Ты правда думаешь, что они правильно поступают? Тогда какого черта злятся на то, что слизеринцы достают девочек? - ей этот вопрос не давал покоя уже давно. Марли понимала, что причины у всех разные: у слизеринцев - чистая кровь, у мародеров - патологическая антипатия. Но ничто не могло оправдать всех в глазах Маккинон.

+1

8

- Да-да, избежать, - начал поддакивать Люпин, устав защищать собственные ребра от маленьких кулачков Марлин. Рем отчаялся донести до девочки мысль, что он тут не причем. И даже если причем, от него мало что зависит. Если уж Джеймса и Сириуса несло, но это хуже, чем лавина. Все само шло по накатанной.
Люпин ответил на недоверчивый взгляд своим терпеливым молчанием. Спорить было бесполезно. При том, что Рем не выносил снобизма и деления людей на сорта, к Снейпу он относился без особой любви и сочувствия. Парень в какой-то момент поймал себя на мысли, что он бы сопротивлялся, напади на него хоть двое, хоть трое, да так, как будто от этого зависела бы его жизнь. Боролся бы до конца, потому что только победа в схватке имеет значение. Ему не страшно было умереть или покалечиться. Нюниус был именно Нюниусом, размазней, дураком, раз сдавался из-за количества противников. Снейп раздражал Люпина тем, что был простым здоровым человеком. А Ремус был оборотнем. Возможно, он знал цену обычной жизни, о которой никто не задумывается, потому что за обычную жизнь не надо платить. Люпин вспоминал о том, что он человек после каждого полнолуния. И это была самая незабываемая радость в его жизни. Ему в такие дни было как никогда паршиво после оборотничества, но был вполне счастлив, потому что пережил весь этот кошмар.
Мадам Пинс, рассерженная поведением МакКиннон нависла над ребятами тенью и была непреклонна.
- Это ведь она, - возмущенно воскликнул Ремус. Кстати об обычной жизни.  Стоило ли отказываться от развлечений с друзьями, чтоб их присутствие достало его еще и в Библиотеке. Люпин сожалеюще взглянул на мадам Пинс, но нет – лед не тронулся. Он собрал письменные принадлежности в сумку. - Я еще вернусь, - тихо сказал он, видимо, книгам, дотронувшись кончиком пальцев до темного переплета верхней в стопке.
Как же ему хотелось разозлиться, да что-то плохо получилось. Парень скорее устал от нравоучений. Он сгреб сумку под мышку и вышел из Библиотеки. Но из огня да в полымя. МакКиннон ждала его на выходе. Она схватила Рема за руку и попыталась повернуть к себе. Плохо получилось. Так что Люпин даже успел сделать пару шагов, чтоб отойти подальше от двери Библиотеки, протащив за собой упирающуюся Марлин. Сдавшись, он все-таки повернул голову в ее сторону. Вопрос он оставил без ответа.
- В том и дело, что достают девочек, понимаешь? – ответил Люпин чуть жестче, чем планировал.
Странно было бы объяснить девочке, что парням вообще-то нормально драться, лазить по деревьям, летать на метле, как угорелые, и тому подобная ерундистика. Девочки обычно этим не страдают. Конечно, нападай слизеринцы на парней, чести бы им это не сделало, но хотя бы это было больше похоже на мальчишескую драку. Люпин заранее считал, что всех девочек надо защищать. Лили, конечно, и Джеймса на скаку остановит – и не факт, что это только умозрительная метафора, - но она все же девочка. И точка. Антракт. Нюниус был вроде бы парнем. Хотя стоило бы проверить, мало ли. Но не о том. Ремус вздохнул, расслабился и сменил тон на более спокойный и терпеливый. - Нападали бы на тех, кто может им ответить тем же. Ты же сама говоришь, что Нюниус опаснее, чем кажется. В том-то и дело. Мэри же тебе не кажется первой дуэлянткой Хогвартса. А была бы – ее бы за милю обходили.

0

9

Марлин не могла разобраться в строении мужского разума, поэтому не понимала причину, из-за которой Мародеры могли в любой момент напасть на Снегга.

-Ремус, -терпеливо произнесла Марлин, вдохнув в легкие как можно больше воздуха, -Дело не в том, кто опасней, а кто-слабей. Нет, -блондинка тряхнула головой, словно подтверждая свои слова, -Я понимаю, что Снегг -не самый приятный человек в мире...

Это мягко сказано!

-Но ведь это глупо, ты хоть понимаешь? Пусть слизеринцы достают девочек, мы можем дать отпор. Если понадобиться - позовем кого-нибудь на помощь или попросим защитить. И не думай, что вы совершаете благородный поступок! Вы. Нападаете. Вчетвером. На. Одного. Только представь, что на тебя разом напала компания слизеринцев, и весьма агресивно настроенных!

Девушка замолчала, изумленно глядя на Римуса.

Ну конечно! Снегг ведь не отбивается от них, словно он слишком устал или ему вообще нет до них дела. Всего-то подвесили вверх тормашками, с кем не бывает?

Марлин нахмурилась, попыталась сосредоточиться на лице собеседника или угадать его мысли. Ничего. Пусто. Раздражение и агрессивность медленно отступали, предоставляя всё пространство изумлению. В голове девушки крутилось множество вопросов, но ни на один она не могла дать внятный ответ. Она могла сейчас плюнуть  на Мародеров, на Снегга и удалиться в женскую спальню. Но нет. Совершенно не знакомое ей чувство не давало Марлин сделать шаг назад или отвернуться. В который раз блондинка осознала, что  тяга к справедливости рано или поздно её погубит.

-Если ты не успокоишь своих друзей, это сделаю я. И поверь, такой способ тебе не понравится, -мисс МакКиннон постаралась, чтобы её голос звучал как можно уверенней, а взгляд -решительней. Но судя по выражению лица Ремуса, это ей не удалось.

Она снова попала в тупик.

0

10

Ремус представил. Как наяву. Вот сейчас, сию минуту из-за поворота выскочат четверо отвязных в зелёных галстуках, с палочками на изготовку. Ни секунды не думая, Рем прикроет девчонку собой и выставит щит. Дальше, конечно, в длинном коридоре шансов у него почти нет. Хоть бы какое укрытие. А, за спиной окажется дверь библиотеки, маг втолкнёт Марлин туда, шмыгнёт сам, и нужно будет как можно дольше пытаться не подпустить атакующих. Даже если бы в библиотеке не было смотрителя – там стеллажи. Это ещё время, ещё шансы. Ну, и в крайнем случае, он бы старался нанести как можно больше повреждений до поражения. Картинка пронеслась перед глазами Рема, он увидел свои действия, естественные и единственно верные. Ждать, пока его побьют, маг точно не собирался. И как бы Марлин не убеждала, что сама может дать отпор, девчат не украшают растрёпанные волосы и ссадины.
Девушка заявила, что разберётся с мародёрами, и волшебник невольно улыбнулся. Конечно, может, ведьма и не блефует, но… что она станет делать, что? Рем лукаво посмотрел на заклинательницу. Что ж, похоже, она действительно решительно настроена. Она говорит о численном перевесе мародёров и беззащитности Снейпа. Но почему тогда я слышу порицание только наших действий? И почему я слышу это только сейчас? Почему я не наблюдаю подобного в отношении Эйвери и Мальсибера? Почему Марлин осуждает стремление Блека насовать этой парочке, сравнивая с ними нас? Почему? Почему?! Мы не на ярмарке агнецов, нет. В это время страдают девчонки, а Марлин осуждает нас. Сейчас! Как будто случай со Снейпом не просто важное, а единственное событие в Хоге! Есть тысяча ситуаций, в которых следует разобраться сначала, есть, куда направить девчачий пыл, но Марлин приходит сюда. Очевидно, дело в чём-то другом. И, кажется, я догадался. Может быть так, что Снейп – не повод, а оправдание? Маг вздохнул и начал говорить тихо, медленно, но с нажимом, не давая волшебнице вставить ни слова:
– Марлин, скажи мне, пожалуйста, чего ты хочешь на самом деле: чтобы всё было по-честному или чтоб Лили больше не плакала? Скажи мне, Марлин, ты бы пыталась поговорить с Сириусом, пошла бы потом ко мне, если бы мы подрались с Эйвери? А если бы Снейп защищался, и Блек был бы ранен? Ты здесь потому, что хочешь справедливости, или потому, что Снейп приглянулся Лили и корчит из себя беззащитную барышню? А, Марлин? Я прекрасно понимаю: ты не можешь остаться встороне. Но и ты понимаешь, почему там оказался Снейп, а не Эйвери. Ты же понимаешь это? И пойми ты тогда, что ни ты, ни я с Джеймсом не договоримся.
Рем перевёл дыхание, всматриваясь в лицо девушки. Увиливать он больше не мог, и сказал всё начистоту, ясней некуда.
– Конечно, ты можешь посоветовать слизеринцам не ходить по замку в одиночку. Думаю, они оценят, – улыбнулся Люпин. Его речь должна была отрезвить волшебницу. Она прекрасно пытается выполнить дружеский долг, но, кажется, переусердствовала. А Рем? Не слишком ли резко он всё это высказал? Маг не  знал, не хватил ли лишнего, но если Марлин действительно так беспокоится за Лил, то можно, наконец, обсудить уже эту ситуацию, а не морочить Ремусу голову. «Четверо на одного». В конце концов, эти драки не имеют к ведьме ни малейшего отношения.
Люпин приготовился выдержать новую волну негодования, но добавил как можно мягче и примирительней, извиняясь за свою резкость:
– Не усложняй, тут-то осталось полгода.

0


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » Не шуметь в Библиотеке (13 октября 1977г.)