Marauders: Primum Bellum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » В тихом омуте гриндилоу водятся (15 мая 1972г.)


В тихом омуте гриндилоу водятся (15 мая 1972г.)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Название эпизода
В тихом омуте гриндилоу водятся

2. Дата отыгрыша
15 мая 1972г.

3. Участники
Demetrius Avery, Eric Mulciber

4. Локация или локации, в которых разворачиваются действия
Где-то в подвалах Хогвартса

5. Краткая суть, завязка отыгрыша.
Эйвери ведет своего друга-первокурсника показать одно из своих любимых мест для развлечений. Он уверен, что Мальсибер оценит его развлечения, потому как ребята уже успели спеться.

0

2

Эйвери месяца четыре назад стукнуло двенадцать лет. И если кто-то себя помнит ребенком, то, наверно, может представить его чувство собственной важности. Когда ты старше своих однокашек хоть на пару месяцев, то ты герой от рождения. Единственное, что спасало Деметриуса от гордо вздернутого подбородка, груди колесом и бравой походки, - его не по годам умные мозги. Он понимал собственное положение в обществе, не любил людей, предпочитая их использовать, а это означало лицемерить. Хотя один друг у него все-таки нашелся. Эйвери подружился с Эриком, который был младше его год. Не взял покровительство над ним, а именно считал своим товарищем. Объединяло их скрытое от глаз преподавателей желание причинять страдания другим. Как они это в друг друге запалили, тут уж и Мерлин не разберется, но Деметриус быстро смекнул, что Мальсибер его поля ягода.
- Только тихо, - серьезным тоном прошептал Эйвери своему другу.
Они пробирались вглубь подземелий все дальше от жило части. Инициатива была Деметриуса. Он-таки решил показать Эрику, как и на чем он практикует заклинания. Так что теперь дети крались в потемках в подземельях, которые принадлежали Слизерину, но не использовались факультетом по неизвестным детям причинам. Эйвери это было только на руку. В необустроенных подвалах Хогвартса можно было найти разную живность, которую домовики прогоняли из кухни, жилых помещений и классов. Здесь было сыро, отовсюду свисала паутина. Ученики не лезли сюда, опасаясь неизведанного, но Деметриус искал уединенное место, где он мог бы излить всю свою ненависть к живым существам. Это была его большая тайна. Самая большая на данный момент, ведь он еще не догадался пытать людей. Но это тоже уже не за горами.
- Все довольно просто, - наконец сказал он серьезным, почти учительским тоном, когда ребята оказались на месте. - Нет эффективнее средства, чем практиковать заклинания на движущихся целях. Ты отрабатываешь реакцию и четкость движения, а главное – результат очевиден.
Он пнул ближайший камень ботинком, и тот со стуком полетел вперед, ударяясь о каменный пол, тем самым напугав шумом какую-то живность, которая пряталась в полумраке. Эйвери взмахнул палочкой, отчетливо произнес заклинание, и маленькая мышка, удирающая от камушка, начала болтать ножками в пустоте, пока Деметриус поднимал ее все выше.
- Ну как? – поинтересовался он. Его глаза блестели холодным восторгом, Деметриус улыбался, довольный собой.

0

3

Какому ребенку не будет приятно, когда старший товарищ, пусть он старше всего-то на год, все равно, общается с тобой на равных? Вот и Эрик был доволен собой, когда Деметриус стал выделять его из прочих первокурсников и второкурсников.
Нельзя сказать, что мальчик переживал из-за возраста и чужого внимания - по большому счету ему уже тогда было все равно, кто и что о нем думает. Однако, коллективное желание нравиться всем и сразу послужило для него так называемым "эффектом толпы".
Чем он хуже других? Почему у одногодок есть друзья, а у него нет? Поэтому он с охотой принял дружбу Эйвери, подсознательно чувствуя, что у них точно есть что-то общее. Что именно - он точно сформулировал уже потом, будучи на третьем или четвертом курсе, когда понял, что далеко не всем вокруг доставляет удовольствие мучить кого-то.
Сейчас же слизеринец на цыпочках следовал за Деметриусом, с восхищением оглядывая сводчатые потолки подземелья.
-Это потрясающе! - Воскликнул мальчик, провожая взглядом космы паутины, свисающей с потолка. - Нас тут никто не найдет! Можно делать что угодно!
Эйвери обещал, что ему, Эрику, понравится, и, как всегда, старший друг оказался прав - Мальсибер был в восторге.
Отточенным движением палочки друг заставил камень лететь в темный угол, а затем другим плавным движением перехватил пищащего мышонка.
Эрик как завороженный следил за тем, как животное, повинуясь воле молодого волшебника, поднимается все выше и выше в воздух.
-Ее ведь можно уронить, правильно? А потом подхватить у пола и снова вверх? Как Флитвик на чарах делает с пером. - Действительно, на занятиях они уже не один раз отрабатывали движения и заклинания на перьях, но почему-то Мальсибер не испытывал такого восторга как сейчас. Живая мышь ведь намного интереснее пера - она убегает, кричит. Она боится, а он может делать с ней все, что ему заблагорассудится.
Мальчик уверенно направил палочку вверх, где истощно пищала мышь, и уверенно произнес:
-Акваменти! - В мышонка ударила струя воды, а Эрик, невероятно гордый собой, повторил свое действие еще пару раз. Мышь билась в воздухе, а мальчик радовался больше, чем новой метле на Рождество.

0

4

- Еще бы, тут все можно, - авторитетно заявил Эйвери, нахохлившись от чувства собственной важности. - Вот только перо падает с меньшей скоростью, а вот мышь можно и не успеть подхватить.
Мокрая от заклинания мышара, напуганная происходящим, пыталась крутиться в воздухе, но попытки вырваться из заклинания были безуспешными. Деметриус терпеливо ждал, пока друг наиграется с заклинанием. Все-таки практика, как таковая, все лучше, чем ее отсутствие.
А потом Эйвери быстро убрал палочку, и мышь шлепнулась об пол с характерным писком. Вскочила на ноги, но убежать уже не успела, потому что слизеринец снова поднял ее в воздух. Он уже давно отработал это движение, но для первогодки Эрика и этого было достаточно для начала. Эйвери тем временем поднимал мышь все выше – настолько выше, насколько позволял потолок в подвале:
- Попробуй сам ее поймать у пола, - весело хохотнул мальчик, и смех его был не очень добрым. - А если не успеешь, то она потом все равно вряд ли убежит далеко, особенно, если шлепнется с такой высоты, - Эйвери задрал голову, чтобы видеть мышонка – так высоко он висел в воздухе. Деметриус уже знал, откуда надо уронить это животное, чтобы переломать ему пару костей. Мальсибер мог об этом только догадываться, но зато у него появилась прекрасная возможность проверить все на практике. Лучшей лабораторной работы и не придумаешь для Заклинаний и Уходом за Существами, хоть второй предмет и не преподают в Хогвартсе. Как и не преподают Темные чары и еще много-много интересных вещей.

0

5

- Отпускай. - Мальсибер улыбнулся, следя взглядом за комком шерсти.
Он еще не решил, что ему интереснее: все-таки поймать мышь у пола и показать товарищу, как здорово работает у него реакция, или дать ей упасть и переломать ребра, чтобы потом посмотреть, что она будет делать. В конце концов, Эрик решил в пользу первого варианта. Он не исключал перехода в будущем ко второму, но так у него еще и возможность прихвастнуть оставалась. Чары на мышь перестали действовать внезапно, он только услышал истошный писк и сразу выбросил руку с палочкой вперед. Немного поторопился - мышь зависла в метре над полом, это было совсем не так эффектно, как Эрик изначально хотел. Его лицо сморщилось в гримасе разочарования, и от чар левитации мальчик перешел на толкающие чары, запустив мышью, как снарядом, в стену. Писк прекратился, когда оглушенный грызун все-таки рухнул на каменный пол. Мальчик приманил все теми же левитационными чарами несчастную жертву к себе, и она повисла перед ним в воздухе (трогать мышь Эрик брезговал).
- Вроде еще живая. - Равнодушно заметил он, глядя на едва-едва шевелящиеся вибриссы мыши. - Видал, как полетела?
Он снова усмехнулся и почти бережно опустил грызуна на пол между собой и Деметриусом. Тот, по-видимому, по природе своей был бойцом и довольно быстро оклемался. Это пришлось Эрику по нраву, и он еще раз запустил вслед снова пытающейся удрать мыши толкающие чары. Мышь налетела на стену и, отключившись от удара, упала на пол. Мальчик обошел ее и перевел взгляд на Эйвери.
- Попробуем еще раз?

0

6

Мальчик прервал заклятие, и мышонок полетел вниз, набирая скорость. Но Эрик справился великолепно, хотя Деметриус и заметил недовольное выражение лица первокурсника. Эйвери усмехнулся и поспешил отвернуться в сторону стены, об которую ударился мышонок. Дем убеждался с каждой минутой все больше, что не прогадал, когда из толпы детей выцепил Мальсибера. Хотя чего уж преувеличивать, выбирать было практически не из кого. Деметриус и не подозревал, насколько глупыми бывают дети. Вернее, даже не глупыми, а наивными и простыми. Мальчик привык иметь дело со взрослыми. Он уже понимал, что знания, опыт и наблюдательность – это сила. И будучи ребенком, парень замечал, насколько по-другому думают и поступают взрослые, как анализируют, на что делают упор. Этим Деметриус и пользовался. Пользовался, тем, что он ребенок в чужих глазах, что его учителя и все эти великовозрастные волшебники вокруг не берут его в расчет. Эйвери запоминал каждого, чтобы потом использовать. Мать учила его заводить полезные знакомства только с нужными, влиятельными или – так уж и быть – интересными людьми, а все остальные должны были проходить мимо и не мешать. Он так и делал. Учителя и в ус не дули о том, чем он занимался по ночам, Слизеринцы, кажется, в меру собственной испорченности считали его своим, остальные видели в нем одного из списка лучших учеников своего курса.
И вот, значит, Мальсибер. Два подростка стоят в подземельях Слизерина, проводя время в практиках Заклинаний, а на деле мучая животных. Эйвери впервые испытывал смешанное чувство восторга от того, что ты можешь разделить веселье с кем-то еще.
- Отлично выходит, - не задумываясь ни секунды, радостно воскликнул Деметриус, когда мышь полетела обратно под левитационным заклинанием Эрика.
Эйвери проследил глазами за комочком шерсти, продолжающим подавать признаки жизни. Притворись он мертвым, от него бы отстали – какой интерес к поломанной игрушке? Мальсибер, вероятно, думал так же. Потому что мышонок снова поднялся в воздух и быстро полетел в сторону стены. Еще один тихий чавкающий звук. Это что там хлюпнуло?
- С этим дела совсем плохи, - Дем опустился на корточки, освещая себе пол кончиком волшебной палочки.  В голосе звучало огорчение. Эйвери рассматривал результат тренировок. Налюбовавшись, он быстро поднялся и посмотрел по сторонам. Свет на кончике палочки почти потух, и подростки остались в темноте, хотя силуэты друг друга они вполне различали на фоне стен подземелья. - Попробуем, конечно. Сейчас, надо подождать других, стой тихо.
Ждать пришлось не долго. Тишина сначала стояла гробовая, но потом то тут, то там началась какая-то возня и шуршания. Животные, возможно, и знали, что подростки все еще тут, однако отсутствие яркого света давало им повод надеяться на лучшую участь. Эйвери стоял молча в ожидании. Так он и делал, когда приходил сюда один. Слушал и ждал, бесшумно оглядываясь по сторонам и присматривая новую жертву. Неподвижный источник света отбрасывал тени. Можно было догадаться, где пробегает какой-нибудь мышь или крыс. Деметриус выкинул руку вперед и тихо произнес заклинание. Писк мышонка вызвал легкую усмешку на лице мальчика. Успех.
- Вуаля, - Эйвери снова начал поднимать жертву вверх. Мальсибер, можно сказать, был у Дема в гостях, так что все развлечения сегодня приходились для него. - Кстати, а давай как-нибудь в следующий раз наперегонки? Кто быстрее мыша поймает.

0

7

Эрик нахмурился. Он не планировал так быстро выводить игрушку из строя, это вызвало чувство досады. А так как наследник Мальсиберов терпеть не мог, когда что-то шло не так, как он хотел, досада быстро переходила в гнев, и потому у мертвого мышонка очень скоро могла появиться компания. Мальчик горящим взглядом уставился на новую жертву друга, будто эта конкретная мышь чем-то очень сильно насолила в жизни Эрику.
- Я и сейчас могу. - Заявил Мальсибер, как-то странно улыбаясь.
В этой улыбке не было ничего нормального, и если бы кто-то кроме Эйвери видел сейчас мальчика, то наверняка решили бы, что ребенок психически не совсем здоров. Кровожадное искривление губ дополнялось злым блеском в глазах - сочетание, которое на лице мальчишки возраста Эрика просто не должно появляться. Но оно было. И оно было одним из самых естественных выражений из тех, что лицо Мальсибера когда-либо принимало.
- Подними его повыше, а то слишком просто. - Подзадорил друга Эрик.
Он вертел в руках палочку, как это часто делают люди, которым не терпится дождаться чего-то и необходимо чем-то занять руки, пока они ожидают. На счастье мышей, этот ребенок пока знал не слишком много способов причинить реальный вред. Но нервы трепать он уже умел прекрасно.

0


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » В тихом омуте гриндилоу водятся (15 мая 1972г.)