Marauders: Primum Bellum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » New Future (22 сентября 1972г.)


New Future (22 сентября 1972г.)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Название эпизода
New Future

2. Дата отыгрыша
22 сентября 1972 года

3. Участники
Narcissa Malfoy, Lucius Malfoy

4. Локация или локации, в которых разворачиваются действия
Малфой-Мэнор

5. Краткая суть, завязка отыгрыша.
Люциус Малфой получил Черную Метку, подписав себя тем самым на новое будущее. Великое будущее. Но Нарциссе эта идея никогда не нравилась. Правда, выбора у нее теперь все равно нет. Как же сложатся отношения молодых супругов на первом переломном моменте их жизни?

0

2

Ночь. За окном луна. Он где-то был - она ждала. Так было с самого начала их совместной жизни: Люциус часто задерживался, а Нарцисса ждала его в огромном, довольно быстро ставшем родным особняке. И никогда не жаловалась, не устраивала мужу истерик. Знала, что он делает это не для того, чтобы позлить её, просто так получается.
Как-то так получилось, что они быстро поладили. Наверное, потому что Нарцисса знала, кто в доме хозяин, и не пыталась, как Белла, устанавливать свои правила. К тому же, за все эти годы, что они были помолвлены, Люциус стал ей далеко не безразличен. Она успела неплохо узнать его, чувствовать настроение своего мужа.
Миссис Малфой сидела в гостиной Малфой-Мэнора, уставившись в одну точку и наматывая светлый локон на безымянный пальчик. Если бы не эти движения, редкое моргание и дыхание девушки, можно было бы подумать, что это статуя в изумрудной мантии, цветом будто специально подобранной в тон комнаты.
Зеленый. Цвет Слизерина. Цвет процветания и благополучия. У Нарциссы оно было и девушка была более чем довольна тем, как сложилась её жизнь. Казалось бы, живи и радуйся! Но что-то не давало ей покоя. Хотя, почему "что-то". Волшебница прекрасно понимала, что именно тревожит её каждый день. Темный Лорд. Метка на плече сестры. Подозрения, что вскоре такая же появится и на плече Люциуса. Страх. Вся её семья поддерживала Темного Лорда и она не была исключением. В его идеях был смысл. С самого рождения девушка знала, что волшебники превосходят над маглами, настоящие чистокровные волшебники, а не полукровки и грязнокровки. Но, несмотря на это, сама Нарцисса не желала вступать в ряды Пожирателей Смерти.
Тишина, лишь огонь слабо потрескивает в камине. Нарцисса быстро привыкла к ней. Родилась и выросла она в доме, где, казалось, тишина не наступала ни на секунду. Особенно когда там жила Беллатрикс. Или когда она навещала родных. А Малфой-Мэнор часто был погружен в тишину. Даже когда Люциус было дома, они разговаривали тихо, без повышения тона. И Циссе это нравилось. Она будто рождена была для такой жизни. Теперь, бывая в доме Блэков, все голоса казались ей чересчур громкими. Особенно крики тетушки Вальбурги, без которых никогда нельзя было обойтись.
Волшебница подняла глаза на настенные часы. Половина четвертого. Так Люциус еще никогда не задерживался, во всяком случае на её памяти. Нарцисса начала волноваться. Закусив нижнюю губу, она перевела взгляд на вход в гостиную. Муж знает, где её найти. Она всегда ждала его именно в этой комнате. Цисси и сама не знала, почему именно здесь. Просто так сложилось.
Ночь. За окном луна. Она волновалась и ждала.

0

3

Последние несколько часов были, пожалуй, самыми напряженными в его жизни. Это было... странно. Люциус с довольно юного возраста усвоил для себя стиль жизни от цели к цели. Одна достигалась, появлялась новая, более высокая, труднее достижимая. И он карабкался вверх. Выше и выше. Сегодня Малфой вдруг ощутил себя человеком, который забрался на вершину огромной горы, обозревает с этой вершины окружающий мир и не верит до конца, что его путь закончен. Он знал, что не закончен. Когда он обернется, позади будет гора в два раза выше той, на которую он сегодня забрался. И придется снова ползти вверх. Где-то - легкими, элегантными шагами, где-то по колено в грязи. Молодой мужчина был полностью удовлетворен, закрыв сегодня в первый раз специально для него сотворенной маской, но это удовлетворение никогда не оставалось с ним надолго. И как каждая сильная эмоция, оно принесло за собой опустошение.
Рука ныла. Он только теперь, приближаясь к парадным дверям Малфой-Мэнора, в полной мере это осознал. Домовик услужливо распахнул перед ним дверь, и Люциус вошел в пустой холл. Его не встречали. Абраксас остался с Пожирателями, спроваживая его домой. Он был членом ближнего круга, и разговоры, которые им предстояло вести, не предназначались для ушей новичка. По крайней мере, пока не предназначались... А Нарцисса... Он хорошо помнил ее глаза, когда покидал дом. Таким же взглядом мать провожала отца. Но мать всегда оставалась на их стороне, Люциус это знал. И если бы она была жива, она стояла бы в этом треклятом холле, чтобы обнять его и сказать, как она им гордится...
"Ты стал сентиментален." - Холодный голос внутри был как пощечина. Приводил в чувство, напоминая, что Люциус Малфой не может позволить себе подобное поведение. Он ведь не ребенок, который расстроен, что его не похвалили за выполнение замечательного школьного проекта. И сделанное им сегодня - во много раз значимее, чем все, сделанное за предыдущие годы жизни. Новый этап. Новое начало. Нельзя пятнать его подобными мыслями. Но как же, Салазар побери, ноет предплечье...
Он двинулся дальше, в гостиную. Она была там. Его молодая супруга, удачное приобретение на брачном рынке, его... Союзник? Друг? Этого он еще не знал. Там, в школе, все было иначе. Иначе было даже этим утром. А вечер способен был изменить все.
Люциус опустился в кресло у камина. Медленно, устало. Вынул запонки из манжет и бросил их на кофейный столик справа, ослабляя рукава, откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.
- Добрый вечер, Нарцисса.
Он устал. Сильнее, чем думал. Просто убийственно.

0

4

Она услышала шум в коридоре. Сомнений не было. Люциус. "Слава Салазару, вернулся." Нарцисса и сама не заметила того момента, когда стала так переживать за супруга. Первые дни она ждала его просто потому, что так было положено: жена ждет мужа дома. А потом...потом все изменилось, девушка стала делать это потому, что так было необходимо ей.
Наконец, Люциус появился в дверях гостиной. Нарцисса повернулась к нему с приветливой улыбкой, но только она заметила выражение его лица, как ей все стало понятно. То, чего она боялась последние месяцы, все-таки произошло. Люциус принял Черную Метку.
- Ох, Люциус... - вырвалось у Цисси помимо её воли. Руки автоматически крепко схватили подлокотника кресла. Но стук ударившихся о стол запонок вывел девушку из оцепенения. Он перевела взгляд на кресло, в котором расположился её муж. Выглядел он...уставшим. "Мерлин, что же я творю!" - разозлилась на себя Нарцисса и поднялась с кресла, сделав шаг к супругу. А затем остановилась. Испугалась, сама не зная чего. Наверное, неизвестности. Никогда еще она не поддавалась тем порывам сердца, которые последнее время рождались в ней все чаще и чаще. Наверное. виной тому были отношения между её родителями. Их брак был по-расчету и годы совместной жизни мало что изменили. Они даже называли друг друга "Мистер Блэк" и "Миссис Блэк". В чете Малфоев же такой отчужденности никогда не было, они ведь еще в школе привыкли называть друг друга по именам. В течении буквально секунд пяти Цисси смотрела на мужчину в кресле...На его прикрытые глаза... На аккуратно уложенные волосы, Люциус всегда умудрялся выглядеть аккуратно, несмотря на обстоятельства, что было большой редкостью для мужчин...На сильные руки...И за эти пять секунд она поняла то, что знала уже давно - что мужчина этот дорог ей, он стал частью её семьи не только формально...
- И...как все прошло? - тихо спросила девушка, чуть заметно улыбнувшись, пытаясь таким образом оказать супругу хоть какую-то поддержку. А пока он отвечал, она подошла к нему, накрыла своей ладонью его ладонь...Медленно присела, чтобы быть ниже его. Сначала осторожно, как бы боясь, что Люциус одернет руку, начала закатывать рукав мантии, затем смелее. И вот она дошла до Метки. Ярко-черная на фоне покрасневшей кожи.
- Сильно болит? - Нарцисса осторожно дотронулась пальцем до края метки, боясь причинить мужу еще больше боли. Вопрос был немного глупым, но он был как бы мостом между супругами. От того, что сейчас скажет Люциус, можно было предположить, как сильно он доверяет своей жене.
- Знаешь, я могу помочь, - произнесла она, посмотрев мужу прямо в глаза.- Ты позволишь мне помочь тебе, Люциус?

Отредактировано Narcissa Malfoy (2012-11-26 21:21:09)

0

5

Взгляд Малфоя из-под полуопущенных век устремился на жену. Он видел, как шевелились ее губы, произнося его имя. Как впились в подлокотники кресла тонкие пальцы. В другой ситуации он сделал бы что-то провокационное. Спросил, в чем причина такого напряжения, вызывает ли что-то недовольство... Сейчас же он не сделал ничего. Да и в чем смысл - у нее все было написано на лице, хоть Нарцисса и храбрилась. Даже вот улыбаться пыталась. Хорошая девочка... Плохо, что он не был способен оценить это по достоинству.
Она направилась к нему, но так и не дошла до кресла, застыв на полпути. Взгляд Люциуса был все так же прикован к жене. Тяжелый, оценивающий. Будто он был экзаменатором, а она - студенткой на каком-нибудь ТРИТОНе. Снова улыбка... Пожалуй, она неплохо справлялась со своей ролью. Остальное придет с возрастом. Так, кажется, говорила Мадлен? В женщине главное порода и воспитание, а умение чувствовать ситуацию и вести себя соответственно приходит со временем. Она сказала ему это, когда он, обеспокоенный побегом средней сестры Нарциссы, пришел к родителям с предложением пересмотреть договор с Блэками. Его репутация была для него всем. Уже тогда. И он слишком хорошо помнил, как Нарцисса льнула к сестре. До самого конца. Какой убитой выглядела потом, когда Беллатрикс, напротив, источала чистейшую ненависть. Быть может, младшая Блэк даже знала, что планирует средняя... Сейчас Люциуса устраивало его положение и он, пожалуй, был согласен с решением, которое тогда приняли старшие Малфои. Эмоции не подконтрольны только в пору юности. Сейчас Нарцисса справлялась. По крайней мере, пока.
- Лучшим образом. - Тихо ответил мужчина, наконец освобождая свою молодую супругу от тяжести своего взгляда.
И как только он сделал это, Нарцисса будто обрела уверенность. Она завершила свой путь к его креслу, ее рука накрыла его. Люциус отрешенно уставился на эту бледную маленькую руку с красивыми, тонкими пальцами. Что должен сделать хороший муж? Хороший муж должен показать, что ее забота замечена. Он поймал ладонью кончики ее пальцев и сжал. А потом позволил закатать рукав и увидеть метку. Знак его избранности. Залог будущего величия.
- Заживет через пару дней. - Откликнулся Люциус, но когда пальцы жены коснулись кожи рядом с меткой, мышцы на руке под кожей стали стальными от напряжения.
Потому что болело. И болело очень сильно... Он прикрыл глаза, чтобы она не прочла этого по его лицу. Впрочем, внешний вид руки, надо полагать, все сказал сам за себя, потому что Нарцисса не отошла, удовлетворившись его утешением. Люциус снова посмотрел на жену. Внимательно, оценивающе. Она умеет лечить? Любопытно... Они еще слишком мало были женаты, чтобы не ждать друг от друга сюрпризов, и этот, пожалуй, был приятным. Если твоя жена сведуща в колдомедицине, у тебя всяко выше шансы сохранить шкуру целой. Он чуть приподнял уголки губ в полуулыбке и кивнул, давая Нарциссе зеленый свет для всего, что она посчитает нужным сделать сейчас.

0

6

Нарцисса никогда не была наивной девушкой, верящей каждому слову другого человека. Наверное, быть такой невозможно, если ты вырос в семье Блэков, в обществе, где ложь было абсолютно нормальным явлением: одни врали, другие делали вид, что верят.
Но это был не тот случай. Мышцы под кожей Люциуса напряглись от прикосновения волшебницы, и не надо быть целитель, чтобы понять, почему. И Цисси осталась рядом с ним, ожидая...
Легкий кивок и полуулыбка была более чем ясным сигналом. Нарцисса тут же поднялась с колен, вытаскивая при этом палочку из кармана.
- Акцио! - тихо сказала она, и уже через несколько секунд в комнату влетел небольшой деревянный ящичек с зельями. В Хогвартсе у Цисси никогда не было проблем с зельеварением, правда, и лучшей в классе она не была. Но это не имело значения сейчас, все равно варить что-либо самой девушке было совершенно не нужно: можно было в любой момент отправиться в аптеку и купить лучшее зелье там. А уж определить качество находившегося в кбутылке вещества не составляло для юной миссис Малфой никакого труда.
Как хорошая хозяйка, Нарцисса уже давно приобрела зелья первой необходимости. Поэтому, поставив ящик на столик и открыв его, она с довольным видом посмотрела на аккуратные ряды небольших бутылочек с разнообразными жидкостями в одном отделение и на бинт, вату, чистые тряпочки и ножницы в другом. И тут то девушка столкнулась с небольшой проблемой: если зельеварение преподавали в школе, а все, по мнению Нарциссы, что преподавали в Хогвартсе, может ей когда-нибудь пригодится, поэтому она была прилежной ученицей, то вот уроки целительства там не давали. И если Цисси знала свойство каждой жидкости в ящике, она понятия не имела, какую же лучше выбрать в данном случае. "Да даже целитель бы, скорее всего, растерялся! Не каждый день же у них пациенты с только что приобретенной Черной меткой", - успокоила саму себя волшебница, и, взглянув еще разок на руку мужа, уверенно достала одну из бутылей. Но, увидев надпись "Экстракт бадьяна", тут же поставила её на место, покачав головой. Вторая попытка была более успешной, на этот раз в бутылочке была желтая жидкость.
- Настойка растопырника. То что нужно, - Нарцисса уверенно открыла бутылочку, предварительно проверив цвет зелья и запах. Убедившись в том, что это действительно нужная настойка, девушка поставила бутылочку на стол, доставая из ящика бинт. Затем, отрезала небольшой кусочек, сложила его в двое и пропитала зельем.
- Боль должна отступить, - сказала девушка, удивляясь, и как же ее голос не дрогнул. Люциус был первым человек, которого ей приходилось лечить. Само собой, она волновалась. К тому же, ей ужасно не хотелось сделать мужу еще больнее. Вновь присев перед мужчиной на колени, чтобы метка была почти на уровне ее глаз, она нежно приложила к ней мокрый бинт. Переведя взгляд на лицо Люциуса и не заметив на нем никаких признаков неудовольствия, продолжила она более уверенно, добавив. - Думаю, необходимо будет еще нанести противоожоговую мазь, так как кожа воспалилась, как при ожоге. Хуже не будет, но помочь может.
После этих слов девушка во второй раз смочила бинт настойкой, в очередной раз протерев кожу вокруг метки. Но, понимая, что все это ослабляет боль ненадолго, она поднялась и достала из ящика небольшую баночку с ярко-оранжевой мазью внутри.
- Выглядит она не очень, - заметила Нарцисса, но ведь не она же, в самом деле, была виновата в цвете мази! "Ничего страшного. Если смывается она нелегко, длинные рукава все равно все скроют. И мазь, и метку".
В этот раз миссис Малфой не стала вставать на колени, так как сверху было удобнее, к тому же ноги, не привыкшие к таким позам, начали слегка побаливать.

0

7

Люциус продолжал безмолвно следить за действиями жены. Сам он в лечебных травах разбирался весьма поверхностно - травология в школе не была его сильной стороной, наследника Малфоев все больше привлекали чары или трансфигурация. Что-то, что дает эффект здесь и сейчас, чего не нужно ждать до полнолуния ( иногда и не одного). Терпение никогда не значилось в списке достоинств Люциуса, отсюда росли ноги и у выбора его любимых предметов и занятий, что получались у него лучше всего. Абраксас говорил, что это проблема. Что его сыну нужно научиться выжидать, искать удобный момент и действовать не когда есть возможность, а когда эта возможность - наиболее выгодная. Потому что чаще всего она бывает не одна, а успехом обернется далеко не каждая... Люциус был согласен с ним. Имелись и кое-какие успехи в тренировке этого самого терпения. Но они по-прежнему не относились к зельеварению или травам.
Жена сообщила, чем именно собирается воспользоваться. Малфой коротко кивнул, соглашаясь. Отстранено мелькнула мысль, что если бы Нарцисса захотела избавиться от него и отравить - сейчас был бы идеальный момент. Люциус внимательно посмотрел на жену. Ее лицо было сосредоточенным, но никаких признаков желания что-то скрыть. Малфой много общался с двуличными людьми, чтобы научиться определять, где они настоящие, а где - в специально для него надетых масках. Нарцисса не играла. Она действительно хотела ему помочь.
Мускул на лице мужчины дрогнул, когда пораженного участка кожи коснулась мокрая ткань. Боль была терпимой, но, как это часто бывает, от прикосновений она усиливалась. Очень хотелось схватиться за больное место, убаюкать боль, как больной зверь зализывает рану. Но Люциус сдержался. Он выбрал довериться Нарциссе, и уж если выбрал путь - нужно идти по нему до конца. А по итогу можно будет уже судить, стоит ли позволять подобному повторяться...
- Все, что ты посчитаешь нужным. - Коротко ответил он, опуская ладонь на сгиб локтя, рядом с пораженным участком, но не касаясь его.
Нарцисса продолжила обработку. И боль мало помалу действительно начала отступать. С неохотой, очень медленно, но все-таки отступать... Люциус запрокинул голову на спинку кресла и с облегчением выдохнул. Определенно, так было намного лучше.
- Ты давно интересуешься колдомедициной, Нарцисса? Я не замечал у тебя прежде тяги к этой области.
Впрочем, он много чего не замечал, когда это касалось Нарциссы... Сейчас это казалось не слишком справедливым. Все-таки, формальный интерес к жене, диктуемый нормами приличия, и искренние отношения разделяла пропасть. А Люциус никогда не знал, по какую сторону от бездны он хочет стоять. Но как бы там ни было, он был благодарен Нарциссе за помощь. Меньшее, что он мог сделать - быть с ней любезным. Поддержать разговор. А завтра - порадовать подарком. Так ведь должен поступать любящий муж?.. Люциус вздохнул и посмотрел на жену.
- Спасибо. - Это было сказано искренне, и оттого весьма непривычно.

0

8

- А заметил бы, если бы уделял мне немного больше времени, - не удержалась от этих обвиняющих слов Нарцисса, выросшая окруженная всеобщим вниманием, особенно со стороны матери, любимицей которой она была, и которая никогда не скрывала своего восхищения младшей дочерью. Даже тетушка Вальбурга порой говорила, что Нарцисса самая хорошенькая (а из уст этой дамы услышать что-нибудь приятное было редким удовольствием, если это, конечно же, не касалось её младшего сына) из её племянниц, хотя и Белла, и Меда были красивыми девушками. А теперь же юной миссис Малфой уделялось крайне мало внимание, что не могло не задевать её самолюбия. Даже выходя в свет она получала теперь гораздо меньше комплиментов от других мужчин, потому что теперь была замужней женщиной уважаемого в обществе человека. Сами же Малфой тоже не баловали её своим вниманием.- У меня нет к ней тяги. Просто моя мама всегда считала, что настоящая леди должна знать, как вылечить элементарную царапину. К тому же, Белла в детстве была немного вспыльчивой, поэтому иногда мне приходилось незаметно ото всех лечить синяки.
Цисси работала, не отрывая глаз от руки Люциуса и, закончив, удовлетворенно посмотрела на результат своих минутных трудов. Ядовито-оранжевый овал полностью закрасил красный цвет раздраженной кожи, Черная метка же четко вырисовывалась на его фоне.
- Но это большой секрет, - улыбнувшись, добавила волшебница, вытирая руки тряпочкой все из того же ящика. Тяжелый характер Беллатрикс Лестрейндж мало для кого был секретом, но Нарцисса обычно непроизвольно смягчала его в своих речах. К тому же, с ней старшая сестра действительно была добрее, чем с другими людьми.
Волшебница как раз собиралась сложить баночки с зельями обратно, как до ушей её донеслась благодарность Люциуса. Искренняя. Без сухости, с которой он обычно говорил ей то, что диктовали приличия. Нарцисса стояла спиной к мужу, поэтому он не мог заметить её резко взметнувшихся от удивления бровей. Все-таки она еще крайне мало знала о характере своего супруга, поэтому его "спасибо" удивило девушку. Ведь он вполне мог принять её заботу как само собой разумеющееся.
- Не за что, - ответила она и, развернувшись и слегка облокотившись на столик, серьезно посмотрела на мужчину. Затем, собравшись с мыслями, добавила. - Люциус, я...хочу извиниться за то, как отреагировала сначала.
Это было действительно трудно для Нарциссы: просить прощения, неважно, у кого. Даже когда девушка сама прекрасно понимала, что виновата, она не извинялась, считая это унижением собственного достоинства. "Блэки всегда правы!" - говорил её отец. И, хоть Цисси и знала, что это не так, она все равно придерживалась данной теории. И сейчас она отвела глаза, не зная, что еще сказать в столь незнакомой для себя ситуации.

0

9

Люциус удивленно вскинул брови. Претензия? Это было по меньшей мере забавно. Он действительно не замечал, чтобы жена прежде высказывала какое-то недовольство временем, которое он ей уделяет. Они, конечно, не болтали по душам ночи напролет, но этикет этого и не требовал. А жизнь Люциуса была строго регламентирована правилами и нормами, предписанными для магов его уровня и статуса. Он почти всегда, конечно, трактовал их превратно, с выгодой для себя, но в отношении жены не считал это необходимым. И вот, поди ж ты...
- Его не достаточно? - Он чуть склонил голову набок, рассматривая выражение лица супруги. - Ты никогда не жаловалась прежде.
Жена объяснила происхождение своих умений, и Люциус коротко кивнул. Это было вполне логичное объяснение. Его мать, помнится, тоже предпочитала разбираться с меткими проблемами со здоровьем самостоятельно, без привлечения колдомедиков. Было бы здраво предположить, что такая практика распространена в чистокровных семействах. Просто Люциус раньше как-то об этом не задумывался. Да и для чего? А вот новость о пристрастии старшей сестры Нарциссы распускать руки была действительно неожиданной. Разумеется, Люциус успел за все время знакомства с Беллатрикс осознать, что характер у нее очень не простой. Но рукоприкладство... Это было как-то совсем не женственно. Рудольфусу, наверное, приходится держать ее в ежовых руковицах...
- Почему ты позволяла ей это? - Возможно, вопрос был жестоким, но Люциусу действительно было любопытно. И раз уж у них внезапно наметился вечер откровений, то почему бы не удовлетворить свой интерес.
Нарцисса казалась хрупкой и беззащитной, но Люциус еще со школы видел, что все не так просто, как кажется на первый взгляд. Он не вдавался в подробности, предпочитая держать дистанцию, но информацию эту всегда держал в уме. Это знание и залечиваемые тайно синяки как-то не желали складываться в единую картину.
Нарцисса тем временем придумала новый способ его удивить. Люциус улыбнулся уголками губ.
- Ты сегодня полна сюрпризов. За что именно ты хочешь извиниться, Нарцисса? Разве эта метка - не повод для гордости? Разве не о ней мечтает каждый уважающий себя Чистокровный маг? - Это был вопрос с подвохом.
Они не обсуждали прежде его решение присоединиться к Пожирателям. По большому счету, в этом не было необходимости - Люциус все равно не учел бы мнение супруги в данном вопросе, если оно отличалось бы от его собственного. Но раз она коснулась этой темы, было бы полезно знать ее позицию.

0

10

На секундочку Нарцисса пожалела о своей несдержанности, но это чувство быстро прошло. В конце концов она красивая, благовоспитанная и умная девушка, она заслуживает хорошего обращения к себе! Не сказать, конечно, что Люциус относился с к ней плохо. Он был щедр и галантен, как того и требовал этикет. Да и Абраксас никогда не обижал невестку, наоборот, не забывал при наличие свободного времени перекинуться с ней парой фраз и отвесить пару комплиментов. Никто не указывал волшебнице, что делать. Но Цисси была достойна большего! Она хотела большего! На протяжении всей своей жизни девушка получала все, что хотела. Причем, всегда довольно быстро. Но вот уже около двух месяцев она жила в Малфой-Мэноре, и её желания не стремились исполняться.
- Нет, недостаточно, - поджав губы, волшебница с некоторым вызовом посмотрела на мужа. Она ему не кукла безмолвная, которая служит только украшением особняка.- Но жаловаться не в моих правилах. К тому же, разве у тебя есть время их слушать?
Вопрос Люциуса о сестре заставил Нарциссу задуматься. А действительно, почему? Почему будучи маленькой девочкой она жаловалась матери абсолютно на всех, кто только пальцем её касался и, естественно, женщина яростно защищала свою маленькую принцессу, а вот о кознях старшей сестры рассказать не могла. Одному человеку она все-таки рассказывала. Андромеде. Она успокаивала и помогала Циссе первое время. И тоже скрывала правду от Друэллы, потому что знала - она будет сердится и накажет Беллатрикс. Уж так повелось в их семье: сестры должны прикрывать друг друга.
- Сестринская любовь, наверное, сыграла здесь основную роль, - пожав плечами, ответила Нарцисса. - У тебя ведь нет ни братьев, ни сестре, тебе понять сложно. Но мы никогда не выдавали друг друга родителям. Ни я её, ни она меня.
Волшебница специально обошлась без имен. Не хотела зародить в голове Люциуса новые вопросы. Вопросы о Меде. Вопросы, которые до сих пор причиняли ей боль, пусть уже и не такую сильную, как раньше. Вопросы, которые вызывали такую же злость, как и прежде. Вопросы о сестре, из-за которой будущее младшей Блэк едва не было перечеркнуто. Она ведь знала, что Малфои подумывали отменить помолвку. Тетушка Вальбурга была уверена, что так они и сделают, и, в глубине души, была бы этому очень рада.
- Да, конечно, повод, - девушка оттолкнулась от столика и начала медленно идти поперек комнаты. В голове её пролетали тысячи мыслей. Сказать Люциусу правду о том, что она думает по поводу Метки? А как он воспримет эту новость? Не хотелось бы сейчас ссориться. Тогда можно соврать, но тогда придется как-то выкручиваться из того, что уже было сказано. Можно было бы притвориться дурочкой, но этот вариант ужасно не нравился Нарциссе. Она проживает в этом доме недавно, но мнение о ее умственных способностях у его жильцов пока положительное, нельзя его портить. Можно что-нибудь наврать. Но что-то подсказывало Нарциссе, что, соврав сейчас, она всю оставшуюся жизнь проживет во лжи с мужем. Это был первый случай, когда ей приходилось делать такой трудной выбор. Это была её первая возможность научиться говорить Люциусу то, что она думает. - Но не для меня. Бороться за чистокровие - это важно, я это понимаю, и это понимает каждый настоящий волшебник. Однако, я не думаю, что Пожиратели Смерти выбрали лучший способ. Однако, ты свое решение сделал. И я принимаю его, каким бы оно ни было.
Последние слова показались Циссе какими-то банальными, но другие ей на ум не пришли. Ну как еще можно было сказать, что она будет помогать мужу во всех его действиях, если ему нужна будет её помощь, прикрывать и все такое прочее? В голове это звучало весьма неплохо, но девушке казалось, что произнеси она это в слух, будет глупо. Какая помощь может понадобиться от небоевого мага, да еще и девушки. Только если целительская. Ну скрывать его деятельность - это ведь само собой разумеющееся! Министерство не должно знать! Никто не должен знать! И уж из уст Нарциссы никто и не узнает. "Надеюсь, он поймет, что я имею в виду и не поднимет меня на смех".

+1

11

Люциус искривил губы в усмешке. Она была забавна в своем возмущении. Малфой и рад бы был ответить что-то успокаивающее и воодушевляющее, но это в данном вопросе, к сожалению, не было в его власти. Хотя бы просто потому, что в его семье рамки взаимоотношений с женой были четко очерчены, и отец с матерью, к примеру, никогда их не нарушали. Люциус не понимал сути претензий Нарциссы. Он никогда не жил по-другому, да и не испытывал желания пробовать. Но жена смотрела на него с вызовом, ожидая, что он что-то скажет ей. Не отреагировать никак совсем было бы слишком невежливо.
- Как ты это видишь, Нарцисса? Поделись со мной. - В голосе Люциуса ощущалась едва-едва заметная ирония, но мужчина задавал его именно с целью выслушать мнение жены на сей счет (она, в конце концов, была здесь, чтобы обеспечить ему надежный тыл. Знать, о чем в этом самом тылу думают, никогда не будет лишним) и не ставил цели обидеть ее. Просто очень уж непривычную манеру для разговора она сегодня выбрала.
"Сестринская любовь, значит..." - Люциус задумчиво провел пальцами по подбородку. Быть единственным ребенком в семье его вполне устраивало. Малфой не любил делиться. Совершенно не важно, идет здесь речь о материальных благах, или о внимании родителей. Перед глазами всегда был яркий пример - братья Лестрейнжи. Когда Люциус думал, что мог бы так же конкурировать с кем-то за право быть первым в собственной семье, у него кулаки сжимались от непроизвольного гнева. И он снова услышал от Нарциссы вещи, суть которых мог понять весьма смутно. Быть может, все дело было в том, что он мужчина. Другое восприятие, постоянное соперничество. Женщинам ведь делить особенно нечего - каждая получает в качестве приданого равную долю наследства родителей. Если, конечно, не шли наперекор их воле, как одна из сестер его жены.
Нарцисса, кажется, понимала это. Именно поэтому говорила так, будто у нее есть только одна сестра. В случае с Андромедой такой подход был единственным возможным. Репутация в кругах Чистокровных магов значила очень немало. Теперь же, когда на его предплечье была темная метка, значение ее было возведено едва ли не в абсолют. Нарциссе-жене Люциуса Малфоя было позволено куда больше, чем Нарциссе-жене Пожирателя Смерти. Первая могла тайком тосковать по беглянке, вторая же могла самое меньшее навсегда забыть о ней. Потому что Лорд умел заглядывать в самые потаенные страхи и желания своей свиты, и там не должно было быть ничего, что могло бы вызвать у  него вопросы. Ей пора было привыкать к этому. Им обоим...
Этот момент вызывал у Люциуса чувство удовлетворения. Чувство, что его семья сделала правильный выбор, все-таки решившись породниться с Блэками, не смотря на скандал, запятнавший их имя. Но потом Нарцисса продолжила говорить, и ее слова заставили Малфоя нахмуриться. Начни она говорить что-то подобное среди других Пожирателей - и его карьеру можно считать завершенной. Встреться она с Лордом до того, как состоялся этот разговор - итог мог бы быть еще хуже. Мысли его жены были совсем не такими, какие должны быть у жены Пожирателя, который только-только принял метку. И здесь ей было чему поучиться у Беллатрикс.
- Ты не должна больше говорить подобное. - В голосе чувствовалась сталь. - Никогда. Лорд ведет Чистокровных магов к величию, которого они никогда не достигнут ни одним другим способом. Моя семья - одни из первых его сторонников. Ты носишь мою фамилию. Это налагает определенные обязанности, Нарцисса.
Он сделал паузу, наблюдая за женой. По крайней мере, она была честна с ним. И было несомненным плюсом, что сказать об этом она решилась сейчас, когда еще не попадалась на глаза легелементам Лорда или ему самому. Потому что если бы Нарцисса смолчала сейчас, оставив подобные мысли при себе, в следующий раз последствия могли бы быть куда плачевнее. Наверное, поэтому Люциус вздохнул, помассировал переносицу и снова заговорил, уже мягче.
- Я ценю твою честность. Однако моя жизнь, а значит, и твоя тоже, теперь сильно изменятся. Нельзя игнорировать это. Темный Лорд - великий волшебник. От него ничего не скроешь. Мысли и взгляды - не исключение. Если ты действительно принимаешь мое решение, тебе следует пересмотреть свои взгляды на ситуацию, Нарцисса. Слишком многое теперь поставлено на карту. Подойди.
Он сделал короткое манящее движение больной рукой. Нужно было убедиться, что она все поняла, а Люциус был убежден, что этого нельзя сделать, не заглянув в глаза.

+1

12

Вопрос застал Нарциссу врасплох. Она ожидала, что Люциус извинится перед ней, как того требовали приличия, и пообещает исправится, чего, опять-таки, требуют приличия, и чего никогда не будет. Девушка уже была готова сделать вид, что она поверила, и закрыть эту тему на неопределенное время.
- Я ничего не вижу, кроме того, что уже имею. Мы с тобой сейчас представляем самую обычную пару чистокровных волшебников, которая ничего не знают друг о друге. Но я хочу большего. Ты оставляешь меня совершенно одну в этом доме, только если нам не нужно вместе появиться на очередном приеме. А я хочу, чтобы хотя бы иногда ты проводил со мной время по своему желанию. И я заслуживаю этого. Потому что Малфой не может чего либо не заслуживать!  - она торопливо облизнула губы и улыбнулась. "Чего ты хочешь?" - этот вопрос ставил в тупик большинство женщин. Нарцисса была умной девушкой, но и она не могла ответить на этот вопрос точно. Однако, она знала, что её ответ может повлиять на будущее девушки, если, конечно, Люциус не пропустит её ответ мимо ушей. Но у Цисси появился шанс получить то, чего никогда не было у её матери, её сестры, её тети - семейная жизнь, о которой ей приходилось читать в книгах. Она была молода, и еще ничего не мешало ей мечтать. - Я не кукла, Люциус. Я гожусь не только для того, чтобы украшать поместье или...рожать наследника. Почему бы нам хотя бы не попытаться стать ближе друг к другу? Тем более теперь.
Их ждут перемены. Но Люциус прав, вместе с переменами их ждет величие. Придется потрудиться ради него, в основном, конечно, её мужу, но девушка понимала, что теперь ей нужно быть особенно осторожной. В своих действиях, словах, и даже мыслях. Теперь она Малфой, не Блэк. Но голос, которым Люциус говорил с ней, не понравился Нарциссе, поэтому она не удержалась от того, чтобы злобно не поджать губы. Гордости этой особе было не занимать.
Однако, когда муж заговорил мягче, и она смягчилась. Все-таки он прав. Нарцисса знала, что случается с волшебниками, даже чистокровными, которые идут против Темного Лорда. Они умирают. А умирать девушка явно не собиралась.
- Я никому ранее этого не говорила. И никогда не скажу. Обещаю, - ответила Нарцисса, прищурившись, как бы оценивая картину, которая нарисовалась в её мыслях. - Сейчас мы самые знатные волшебники Великобритании...А сможем стать и одними из самых великих. Участвуя в переделе мира, мы займем в нем лучшее место. Наконец-то не будет этих повсюду снующих грязнокровок. И маглы наконец-то займут свое место в обществе. Можно будет не скрывать того, что мы выше их. Не скрывать магию, которая течет в наших жилах.
Нарцисса удивилась и испуганно подошла к креслу мужа, не зная, чего от него ожидать.

0

13

Уголки губ Люциуса приподнялись в полуулыбке. Она была права. Малфой не может чего-либо не заслуживать. Но обычно в позиции требующего был он. Или отец, если речь шла о родителях. Мать Люциуса не позволила бы себе такого тона в общении с мужем. То ли времена были другие, то ли сам склад характера. Признаться, выпад Нарциссы оказался для него не менее неожиданным, чем был для нее его предыдущий вопрос. Малфой ожидал опущенных в пол глаз, тихой фразы вроде "Это не имеет значения. Просто мои мысли...", или еще чего-то в этом роде. Но жена выбрала политику честности. Вещи, которая почему-то никак не желала приживаться в Малфой-Мэноре. И что прикажете ему теперь с этим делать?
- Я не женился бы на кукле, Нарцисса. - Вкрадчиво заметил Малфой. - Это попросту неуважительно.
Неуважительно прежде всего к самому себе. Род должен крепнуть и развиваться, а не деградировать. Это в последние годы стало настоящей проблемой для Чистокровных семей. Особенно для тех, кто изначально происходил от англичан. Малфоям здесь повезло чуть больше - французская кровь оберегала их долгие поколения. Но и она стала жиже, по мере того как исчезали с лица земли другие чистокровные рода. Нарцисса была выбрана как лучшая из существующих. И почему-то Люциус был уверен, что отец далеко не в первую очередь смотрел на внешность, если этот вопрос вообще волновал его.
- И все-таки... Как именно ты себе это представляешь? Вечернее чтение книг у камина? Прогулки по саду? Разговоры по душам? - Его голос звучал устало.
Люциус не стал бы винить Нарциссу, если это были именно тем, чего она хотела. Большинство женщин, знакомых ему, именно так представляли себе счастливую семью. Но был один нюанс, который было необходимо принимать во внимание - у него таких потребностей не было. Люциус не был болтлив, если того не требовала ситуация, и скоро у него будет слишком много работы, чтобы играть в отличного парня еще и перед женой. Дом должен был быть местом для отдыха.
- Не думаю, что тебе это понравится, Нарцисса. - Продолжил Люциус. - Есть вещи, которым лучше оставаться в тени. Для общего спокойствия.
Он прикрыл глаза и помассировал висок. В то же время, искренность жены ощущалась как нечто ценное. Нечто, что нельзя просто отпихнуть носком ботинка, как приблудного щенка. Это было достойно внимания. Достойно уважения. И лучшего ответа, чем он дал до сих пор.
- У меня теперь не будет достаточно времени, чтобы придумывать нам развлечения. - Снова бледная улыбка. - Но я посмотрю, что можно сделать. Такой ответ может считаться удовлетворительным?
Нарцисса умела тонко чувствовать атмосферу в обществе вокруг нее. И ее последующая речь была ярким тому подтверждением. Люциус смотрел на нее и ощущал что-то вроде гордости. Когда что-то принадлежащее тебе оказывается действительно стоящим, а не очередной пустышкой.
- Подойди, Нарцисса.
Она и без приглашения приблизилась. Люциус протянул руку и коснулся ее. Малфой всегда был тонкокостным, но ее ладонь в сравнении с его все же казалась маленькой. Мужчина потянул ее вперед, вынуждая опуститься на колени перед креслом, чтобы их лица были примерно на одном уровне. Его пальцы аккуратно убрали выбившийся из безупречной прически светлый локон жены за ухо, чтобы он не портил идеальной картины, а затем нежно очертили овал ее лица по бледной коже.
- Ты достойна носить мою фамилию.
Для тех, кто знал Люциуса достаточно хорошо, это прозвучало бы как высшей степени комплимент. Она умела приспосабливаться, и это было, пожалуй, самое главное. Остальное отточится со временем, как эти ее внезапные вспышки неуместной искренности касательно выбранного им пути. Малфой наклонился вперед и поцеловал жену.

0


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » New Future (22 сентября 1972г.)