Marauders: Primum Bellum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » Ночные коридоры (20 октября 1975г.)


Ночные коридоры (20 октября 1975г.)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название эпизода
Ночные коридоры

2. Дата отыгрыша
20 октября 1975г.

3. Участники
Lily Potter, Pemus Lupin

4. Локация или локации, в которых разворачиваются действия
Коридоры Хогвартса

5. Краткая суть, завязка отыгрыша.
Новоиспеченные старосты Гриффиндора патрулируют коридоры второго этажа после отбоя, чтобы убедиться, что все ученики находятся в комнатах факультетов. Осмотр почти завершен, когда старосты замечают вспышку заклятья в одном из боковых коридоров, а затем слышат полный боли стон.

0

2

- Я думаю, нужно дойти до портрета беззубого рыцаря, и можно будет вернуться в башню. - Сказала Лили, когда они закончили осмотр северного крыла замка и вошли в широкий восточный коридор.
Ночные патрули причиняли ей больше всего неудобств. Не потому, что Лили боялась темноты, и не потому, что ужасно выматывалась за день. Потому что в последнее время это каждый раз был риск найти что-то, чего в школе не должно быть. Например, собственную лучшую подругу, распятую на стене под надписью "грязнокровка". Лили поежилась под мантией, как если бы вдруг налетел порыв холодного ветра. Значок давал ей защиту от подобных нападок. И обязанности старосты Эванс нравились: у нее хорошо получалось находить общий язык с младшекурсниками и помогать им сориентироваться в новом для них месте. Да и староста Девочек была ей довольна, хоть прошло всего полтора месяца с момента, как Лили вступила в должность. Но, как всегда, без ложки дегтя все просто не могло обойтись.
Лили покосилась на идущего рядом юношу. Когда она узнала, что от мальчиков старостой будет он, чувства были смешанные. Лично против Люпина Лили ничего не имела, тот всегда был вежлив, в драки не ввязывался, никого не задирал. Но зато и мешать задирать не стремился, а его окружение почитало это за лучший вид развлечения. Да, пожалуй, единственным и самым главным минусом Ремуса Люпина были его друзья. Особенно Поттер, который в последнее время стал совершенно невыносим. А в остальном у них получалась не плохая команда, жаловаться Эванс было не на что.
Старосты шли молча, каждый думал о своем. Коридор был длинный, со множеством ответвлений, тонувших во мраке. Когда они проходили мимо, Лили невольно вспоминала рассказы старшекурсников о постоянно изменяющихся помещениях замка. Мол, свернешь из главного коридора - и никто тебя больше не найдет. Понятно, что сказка для малышни, чтобы не заблудились и не попали в беду. Но при соответствующем антураже очень быстро и ярко всплывает в памяти. Лили чуть нервно усмехнулась и ускорила шаг. Хотелось по-быстрее закончить и отправиться в спальню. Здесь ей было не по себе, и с каждой минутой становилось все хуже.
Они добрались до тупика, которым заканчивался коридор. На стене дремал портрет беззубого рыцаря, и только его тихое сопение нарушало тишину засыпающего замка. Лили остановилась, окинула взглядом пройденный путь и посмотрела на Люпина.
- Все в порядке, здесь никого нет. Я отчитаюсь. Мы можем возвращаться...
Она едва успела закончить фразу, когда в одном из боковых коридоров что-то бабахнуло, вспыхнуло, а потом все стихло. Лили вопросительно посмотрела на Люпина, а затем сорвалась с места и бегом бросилась на звук. Это был один из боковых коридоров. Темный настолько, что пришлось воспользоваться люмосом. Довольно долго Лили не видела впереди ничего и никого, а потом до слуха долетел слабый стон. Лили пошла на него, и вскоре заметила темную мантию ученика у стены.
- Здесь кто-то есть. Ремус! Скорее!

+1

3

- Я думаю, нужно дойти до портрета беззубого рыцаря, и можно будет вернуться в башню.
Ремус кивнул и пошел за Лили, обдумывая слова Джеймса, когда они разговаривали вечером. Он утащил его в пустой класс и стал расспрашивать о Лили. А когда понял, что рассказать Лунатику нечего, ведь он совсем недавно стал старостой, то решил натаскать его по полной программе. Слушать и анализировать. Вот так звучат его наставления, если передать их в двух словах. Ремус усмехнулся и, сделав пару лишних шагов, догнал Лили и нащупал во внутреннем кармане свою палочку. Неприятное ощущение не покидало его, а Люпин привык доверять своей интуиции.
Но быть в постоянном напряжении тоже бессмысленно и юный оборотень решил отвлечься. И вспомнил, что, помимо того, что ему нужно слушать Лили и анализировать ее поступки и слова, ему еще и нужно отчитаться перед своим другом, как бы это не звучало. И от этого Ремусу было вдвойне неприятнее. Его попросили передать их разговор и еще и шпионить за своим напарником. Конечно, не в такой форме и не так утрированно, но суть остается та же. Любовь зла. Люпин тяжело вздохнул и, тем самым, привлек внимание девушки. Та внимательно посмотрела на него, но, больше ничего не услышав, потеряла интерес или подумала, что ей показалось. А парень все никак не мог понять, что с ним творится. Чего он вдруг так разволновался? До полнолуния еще не скоро, а волчий инстинкт буквально кричал о том, что здесь опасно. И что надо отсюда бежать и как можно скорее. Но с другой стороны, Люпин не мог просто сказать Лили о том, что он чувствует здесь опасность. Это, безусловно, вызовет у нее подозрения. А, если она еще и начнет копаться в этом, то доберется до правды. Проклятый коридор...
- Все в порядке, здесь никого нет. Я отчитаюсь. Мы можем возвращаться...
Вдруг Ремус услышал грохот, а после странный свет в одном из боковых коридоров. Получив вопросительным взглядом по лбу, он и сам ответил Лили тем же взглядом. Первокурсники, наверное... Да, хотелось бы Люпину в это верить, но мурашки по коже наглядно объяснили, что Люпин заблуждался. И спустя мгновение, он уже бежал за девушкой, параллельно доставая палочку из кармана. Затем оба вдруг остановились и, пока Лили осматривала место, где только что произошел непонятный инцидент, Люпин, выставив палочку вперед и вспоминая самые действенные заклинания, прикрывал спину девушки, ожидая зеленого луча.
- Здесь кто-то есть. Ремус! Скорее!
Ремус повернулся на одних каблуках и удивленно уставился на картину, которая перед ним появилась.

0

4

Ему вряд ли было больше 12-13 лет. На мантии был вышит барсук... Лили опустилась возле ребенка на колени и быстро осмотрела его, не поднося палочку слишком близко к лицу - чтобы не испугать и не ослепить. Бесполезная предосторожность, потому что ребенок был без сознания и очень бледен. На какой-то миг Эванс испугалась, что он умер, но пристального взгляда было достаточно, чтобы можно было вздохнуть с облегчением. Дышит... Слава Мерлину, дышит... Лили торопливо поднялась на ноги и посмотрела на Люпина.
- Нужно отнести его в больничное крыло как можно скорее. - Напряженным голосом произнесла девушка.
Вот тебе и спокойное окончание дежурства. Старосты наколдовали носилки, уложили на них мальчика и направились в сторону Больничного крыла. Шли молча, Лили усиленно анализировала произошедшее и пыталась выработать хоть какой-то алгоритм дальнейших действий. Мадам Помфри, конечно же, доложит Директору, когда окажет мальчику первую помощь. Директор захочет пообщаться с нашедшими ребенка и пошлет за ними. А дальше?.. Рыжая бросила быстрый взгляд на бледное лицо ребенка и почувствовала, как руки сжимаются в кулаки. Кто-то напал на него в темноте. И учитывая, что чарами, которые проходят на третьем курсе, такого не сотворишь, сделал это явно не ровесник. Почему-то Лили сразу подумала об Эйвери и Мальсибере. Когда случалась какая-то беда, эти двое всегда были поблизости. И всегда как бы ни при чем. Если годы в этом замке чему и научили ее, так это тому, что просто так ничто не происходит.
Они добрались до Больничного крыла и передали ребенка целительнице. Дальше все было как и предполагала Лили. Мадам Помфри отправила их в Гриффиндорскую башню ждать вызова к Директору. Но Лили уже знала, что просто не может это так оставить. Когда двери лазарета закрылись за ней, девушка резко повернулась к Люпину.
- Нужно еще раз сходить туда Ремус. И все осмотреть. Может, остались какие-то следы и мы сможем выяснить, кто это был.
Будто боясь, что он начнет возражать, Лили схватила его за рукав и потащила следом за собой обратно, на второй этаж.

0

5

Лили присела над парнем и начала осмотр. Люпин оглядывался по сторонам. Здесь были запахи, разные, свежие. Но он никогда не был ищейкой и не мог никого выследить. Хотя, казалось бы, хоть раз в жизни можно было бы использовать хоть как-то свое проклятие с пользой. Но нет. Ремус боялся своей «пушистой проблемы» и потому у него даже в мыслях раньше не было хоть как-то подчинить процесс своей воле или использовать его для своих целей. Кажется, Люпин впервые за долгое время попал впросак. Вот уж до чего мог и раньше догадаться, действительно. Стоило бы над этим задуматься. Его друзья-мародеры очень ловко среагировали в данной ситуации, начав изучение очень сложного магического приема. И ведь они добились своего и стали анимагами – прошедшее полнолуние доказало, что всего можно достичь, было бы желание.
Голос Эванс отвлек его от мыслей. Он оглянулся по сторонам, потому что ему вдруг показалось, что за ним наблюдают. Но наваждение быстро отпустило его, и Рем только коротко кивнул. Староста помог соорудить носился, и ребята двинулись в Больничное крыло. Только теперь Люпин рассмотрел бледное лицо мальчика. Интересно, что он делал ночью в школе? Накажут ли его за это или в связи с нападением закроют глаза на то, что парень сам виноват? У Рема были вопросы, но он предпочитал помолчать. Оставив парня под бдительным присмотром мадам Помфри, Люпин пошел прочь из Больничного крыла. Это место не было его любимым. Каждое полнолуние, до и после него, он навещал школьную медсестру, как было ему предписано. Лили снова с ним заговорила, как только закрылась дверь в лазарета.
- Я не думаю… – но она уже тащила его за рукав вверх по лестницам, которые так и норовили убежать в другую сторону. - Не думаю, что мы сто-то найдем, Лили, - закончил Ремус, когда удивление перестало сжимать ему глотку. И он добавил неуверенно.- Тем более, нам сказали ждать Директора.
Как это смешно звучало из уст оборотня и Мародера в одном лице. Сколько раз он нарушал школьные правила, чтобы теперь беспокоиться. Как часто Люпин под покровом ночи покидал Хогвартс, пока все остальные ученики спали. Эванс была не промах. Она ломилась вперед как локомотив и продолжала тащить его за собой все с тем же упрямством.
- Хорошо, давай попробуем, - почему-то согласился гриффиндорец, хотя понимал, что у него нет выбора. Он аккуратно освободил свой рукав, стараясь не прикасаться в Эванс на всякий случай. Поттер его вздернет, если Люпин скажет ему, что оставил Лили одну в коридорах Хогвартса, где полчаса назад чуть не пришибло какого-то парня. Обязательно вздернет. Рем снова подумал о том, что Старостой его назначили в наказание за то, что он доставляет столько хлопот школе.
Оказавшись на месте, Люпин поднял над головой палочку и осветил закоулок коридора, где они нашли пострадавшего.
- Мы ищем что-то конкретное? – Ремус сделал вид, что его это интересует. Он сам не заметил, как начал внимательно осматривать пол и стены поблизости.

0

6

Лили выразительно посмотрела на Ремуса, когда тот упомянул о настоянии мадам Помфри ждать вызова к Директору. Вряд ли за ними явились бы лично. А летающая записка найдет и в коридоре. "Учитывая, что ты только что доставила своими руками раненого мальчика в Больничное крыло, вполне возможен вариант, что явятся лично. И объясняться с МакГонагалл тоже будешь ты, потому что идея была твоя." - Резонно заметил внутренний голос, но Эванс от него отмахнулась. Она не выносила бессилия. Чувствовала, что может сделать больше, чем было сделано. И устала каждый раз не замечать эту возможность, чтобы не задеть чьих-то августейших интересов. Лили, по сути, была уверена, что произошедшее - дело рук кого-то со Слизерина. Эйвери с Мальсибером, кто-то из их дружков... У рыжей же давно чесались руки приструнить их. Затолкать обратно в рамки школьных правил, на которые они с таким цинизмом плевали. И спасти этим, быть может, чье-то здоровье и психику. Если старосты нужны не для этого, то для чего тогда?
Коридор был все так же пустынен. И Ремус был прав, скорее всего они ничего не найдут. Особенно если вспомнить, что Лили понятия не имела, что она ищет. Девушка зажгла свет на конце палочки, усилила заклятье и небольшой светящийся шарик отделился от палочки и завис под потолком на манер маггловской лампочки. В коридоре стало ощутимо светлее. И он, Мерлин его побери, все еще был самым обычным школьным коридором.
- Что-нибудь... Хоть что-нибудь, что укажет, кто это сделал. - Пробормотала Лили, приближаясь к месту, где они нашли мальчика. - Случайно оброненный носовой платок... Сломанный ноготь, волос...
Девушка понимала, что звучит весьма странно, если не сказать нездорово. Она оглянулась на Люпина, ища в лице того признаки желания и ее связать и отвести к мадам Помфри. Нужно было как-то объясниться. Попытаться донести, почему для нее так важно найти виновных.
- Мы ведь не в первый раз находим пострадавших. Это не правильно, Ремус, ты ведь понимаешь это. Мы старосты, мы должны предупреждать такие вещи, а не разбираться, когда они уже произошли. А мы всегда приходим, когда уже слишком поздно. Я не хочу, чтобы так было и дальше. Если мы найдем тех, кто это сделал, и они понесут наказание, в следующий раз они, возможно, задумаются и не станут...
Звучало идеалистично, но Лили и правда верила в то, что говорила. Хотя бы отчасти: задумаются не потому, что станут лучше, а потому, что могут снова получить наказание. И если кто-то останется цел, так ли важна мотивация?

0

7

Люпин не ждал вразумительного ответа, но то, что услышал, заставило его оторвать глаза от рассматривания стен. Парень уставился на спину Лили, не скрывая удивление.
«И вот найдешь ты волос или ноготь, и что? Оборотное зелье будешь варить, чтоб определить владельца?» - Ремус решил не задавать вопросов вслух. Просто пожал плечами и отвернулся к стене, рядом с которой стоял.
Ему тоже хотелось поймать виноватых. Однако, он не был уверен, что школьное наказание хоть как-то возымеет эффекта над человеком или людьми, которые уже нарушают правила. Люпин, благодарный Дамблдору от всего сердце за все, что тот для него сделал, не мог оставить такое щепетильное дело, даже если бы хотел. Рем подозревал, что старостой его сделали именно поэтому. Нет ничего проще. Мальчик, обязанный директору, встанет на сторону школы с большей мотивацией, чем простой ученик. Хорошие оценки и репутация – это прикрытие для остальных. А ребенок-оборотень отлично понимал свое положение. Он уже знал, что вряд ли ему будет просто после школы. Никому не нужен обуза, который к тому же не контролирует себя в полнолуния. В общем, он искал то, не знаю что, так настойчиво, как будто от этого зависела его жизнь. Хотя бы отчасти. Иногда Люпин подумывал остаться в школе учителем, если бы его взяли. Но это больше походило на мечту настолько недосягаемую, что Рем никому об этом не рассказывал.
Как оказалось, что касается вопроса о нарушителях, Лили была с ним солидарна. Только в отличие от него свои мысли озвучила. И тут даже Люпин понял, как невнятно прозвучали ее слова. То есть, парень с удовольствием бы поверил, что одно наказание исправит заядлого нарушителя школьных правил, но что-то не складывалось.
- Возможно, учителя могли бы что-то предпринять по поводу подобных инцидентов, - аккуратно начал Рем, но не договорил. Может, и могли, но не делали. Почему? Что им мешало? Почему Дамблдор помогал с последствиями, но не ничего не предпринимал для поиска виновных? Неужели он и так знал, что за всем стоит?
«Нет, нет, нет, чушь, чушь, чушь», - Люпин даже головой потряс, чтоб наверняка избавиться от мыслей.
Он разогнулся, и в спине что-то недовольно хрустнуло. Парень сам и не заметил, как согнулся в три погибели. Правильно, с его-то ростом искать что-то на полу по-другому и не получится. Тяжелый камень уже лежал на сердце Ремуса. Они ничего не найдут. Тратить силы на безрезультатные поиски было, по крайней мере, глупо.  Однако он совершенно не представлял, как остановить Эванс. В упертости она могла потягаться с Поттером. Люпин немного размял спину и глубоко обреченно вздохнул.

0

8

Лили оглянулась на коллегу и наградила его полным скептицизма взглядом.
- Помнишь случай на прошлой неделе? Пострадавший сказал, кто напал на него. Директор даже воспользовался заклятьем определения последних чар, чтобы виновные понесли наказание. И что? Кого-то исключили? Они ничего не смогли доказать. А если бы было что-то материальное...
"... То это с таким же успехом могли бы подбросить, чтобы избавиться от неугодного." Лили вздохнула и снова отвернулась к стене, исследуя каждую щербинку в каменной кладке. Если сразу настроить себя на неудачу, как это, похоже, сделал ее напарник, то они действительно просто попусту теряют время. Эта мысль была для Лили невыносима. Она прошла вдоль стены, заметила небольшой темный след вроде копоти, поддела его ногтем, отошла на шаг и достала палочку, прицеливаясь. Бесполезно. Тут было применено то ли взрывающее, то ли воспламеняющее заклятье, но применено оно было не сегодня. Паренька они нашли много дальше, да и не выглядел он обожженным.
Лили постояла пару мгновений, задумчиво вертя в руках палочку, а потом решительно вытянула руку вперед.
- Акцио, волосы.
Тишина, пустота, уныние. Эванс упрямо поджала губы.
- Акцио, частицы одежды.
Снова тот же результат. Рот рыжей превратился в сплошную плотную тонкую линию.
- Акцио, следы.
Поначалу казалось, что и эта попытка безуспешна. А потом Лили оглянулась, и заметила едва-едва ощутимое свечение, к некоторых местах исходящее от пола. Брови гриффиндорки удивленно взлетели вверх. Произнесенное заклятье так точно не действовало.
- Потуши свет, Ремус.
Лили дождалась, когда коридор погрузился во тьму. Пятна стали проступать еще отчетливее. Девушка, чувству, что сердце колотится быстрее, как у гончей, почуявшей след, бросилась вперед и опустилась на колени рядом с ближайшим пятном. Изучение следа заняло какое-то время, а потом Эванс довольно усмехнулась.
- Водоросли, Рем. Наш нарушитель где-то подцепил на подошву слабо фосфорицирующие водоросли. Завтра они бы засохли, и никто ничего бы уже не нашел.
Рыжая поднялась на ноги, взглядом прослеживая направление побега виновника страданий ученика в больничном крыле.
- Пойдем.

0

9

Ремус снова выдержал взгляд Эванс. Он старался быть терпеливей к ней. Все-таки для девочки это было скорее чем-то личным, чем просто долг перед школой и учениками. Люпин мог бы догадаться, но не в его положении ввязываться в неприятности. Он был благодарен Дамблдору и, как мог, старался нигде не светиться.
- Помню, однако пострадавший мог сдать кого-то еще, потому что ему, например, угрожали. Естественно, что у невиновного в данном случае не будет улик к причастности, - возразил Ремус. У него вообще было много версий развитий событий, но Эванс не относилась к тем людям, которым он бы решил открыться. То, что ему приходилось следить за ней для Поттера, начинало казаться ему глупой затеей. Очень глупой и бессмысленной. А уж найти тут время и вешать лапшу о том, какой Джим распрекрасный, тем более. Люпин вздохнул и замолчал. Если нет смысла продолжать разговор, то чего ради стараться. Все равно каждый останется при своем мнении. Ни то что бы Люпин выгораживал Слизерин, просто он считал, что правда всегда спрятана глубже, чем привыкли считать люди. Парень научился вести себя с окружающими и не вызывать подозрение. Но многое, очень много не зависело от него лично. Приходилось мириться и с этим.
А? – удивился Ремус странной просьбе, но снова решил не настаивать. Парень совсем забыл, чем они тут занимались, углубившись в собственные размышления о смысле жизни. Он тихо произнес «Нокс» и опустил палочку.
Люпин различил на полу свечение, но тень Лили почти сразу загородила ему обзор. Пришлось обходить Эванс стороной. Ремус хорошо видел в темноте, потому его не пугала перспектива случайно наступить на опустившуюся на колени девушку. Люпин больше наблюдал, чем вмешивался.
- Водоросли? – переспросил он. Лили уже вскочила, скомандовала и ринулась вперед. Ремус поразмыслил и пришел к выводу, что еще немного и девчонка решит, что он тугодум или глухой, иначе чего он постоянно переспрашивает. На самом деле, Рем просто вспомнил, что сегодняшний урок Зелий как раз посвящен водорослям. Ученики использовали перчатки и крошили зелень, как капусту. Люпин только благодаря своей природной аккуратности умудрился не обляпаться с головы до ног. Тем более, что работать надо было очень быстро. - Лили, водоросли! – повторил он, рассчитывая, что идея об уроке Зельеварения придет девочки в голову. Но решив, что надо спасать собственную репутацию не-тугодума, продолжил: - Я думаю, что это те самые водоросли, которые мы сегодня варили на последнем занятии. Если я даже не ошибаюсь, они как раз обладали подобными свойствами, - Люпин подразумевал  фосфоресцирование.
Только вот проблема. Дойдут они до, например, тайной двери Слизерина. И что дальше? Пойдут за учителем, чтоб их впустили на территорию? Если они вообще дойдут.

0

10

Лили с досадой посмотрела на Люпина. В его словах был смысл. Пару лет назад она отмахнулась бы, указав, что глупо на месте запугиваемого просто брать на себя вину вместо обидчика - последний ведь вылетел из школы со свистом, расскажи первый правду. Но потом пришло понимание, что мир не делится на черное и белое. Полутонов огромное множество, и жизнь не заканчивается за порогом Хогвартса. Многие студенты Слизерина были из семей, одно упоминание которых вызывало дрожь у многих учеников. Они были мстительны... Одному Мерлину известно, сколько такой человек может ждать, чтобы напомнить о давней обиде. Лили по-прежнему не оправдывала покрывание истинных виновников, но теперь причины были более очевидными для нее. Девушка так ничего и не сказала Ремусу в ответ. Кроме острого чувства восстановить справедливость, у нее сейчас ничего не было на руках. А вступать в споры не подготовленной Лили не любила. По правде, если бы Люпин решил прямо сейчас уйти, не участвовать в ее поисковой операции, Лили не обиделась бы. Это, в конце концов, были только ее личные желания и стремления...
Но он не ушел. Вместо этого Люпин загубил на корню радость от ощущения, что она нашла что-то. Всего-то несколько слов, кто бы мог подумать... Девушка остановилась, чувствуя, что начинает звереть. Чутье говорило ей, что нужно идти вперед. Люпин позади - что она сама себя обманывает и выдает желаемое за действительное. А разум призывал к рациональности. Сложно в такой ситуации сохранить голову холодной и думать, прежде чем делать. Лили медленно вдохнула, досчитала до десяти и выдохнула.
- Давай просто выясним, куда ведут следы. Возможно, ты прав. Но это следы одного человека. Не группы, не пары даже. Один единственный человек. Неужели это не кажется тебе даже чуточку странным, Рем?
Лили даже не заметила, что уже второй раз за вечер обратилась к Люпину по имени, которым его называли друзья. Просто как-то само собой вырвалось. Она пошла дальше, внимательно следя за направлением движения их таинственного ходока. Следы уводили в подземелья и обрывались на луже с водой, которая натекла с каменного потолка. Староста Гриффиндора разочарованно цокнула языком, снова зажгла свет на кончике палочки и осмотрелась.
- Мы, должно быть, уже под озером... - Задумчиво сказала Эванс.

0

11

Люпин почувствовал, как напряглась Лили, как его слова вызываю бурю внутри. Он понимал, что буквально топчется по ее мечтам разоблачить виновного. Рем был бы не против найти заигравшегося студента, но его пугали люди, которым нужно было до всего докапываться. Ему пришлось выстроить стену от всех учеников в Хогвартсе, кого хоть каплю интересовало, куда он пропадает в полнолуния. Многие рвали и метали, пытаясь выяснить причины. Люпин прятал свою «пушистую» проблему, как мог. Ему просто повезло, что Лили еще не заинтересовалась его персоной. И, вероятно, ему бы следовало не попадаться ей на глаза, когда в ней горело это пламенное желание найти правду.
- Хорошо, - терпеливо согласился Люпин.
И последовал за ней, стараясь не особо лезть вперед. Ему совершенно не казалось, что это хорошая идея. Однако и бросить старосту он не мог. Все-таки если нападение произошло совсем недавно, то виновник мог быть поблизости. Не то что бы Люпин сомневался в Лили, но рисковать не хотелось. Так что Люпин просто молча и покорно шел за ней, всячески стараясь показать, что он следует за девочкой исключительно для ее же безопасности, а не потому что и ему было любопытно. Рем вообще старался не вмешиваться в чужие проблемы в виду своей пушистости.
Они спускались в подземелья, Люпин оглядывался по сторонам, узнавая по отдельным чертам, где они находятся. Мантия-невидимка Джеймса позволила им излазить Хогвартс вдоль и поперек. Зная, что есть потайные ходы наружу, они нелегко, но нашли и другие. Пора было бы уже как-нибудь систематизировать их общие знания и нарисовать карту школы.
«Хорошая кстати идея с картой, - сказал он сам себе, отвлекаясь на свои мысли и фантазии. - Думаю, ребятам понравится».
Люпин задумался о возможностях такого самодельной карты и чуть не врезался в Лили, которая неожиданно для него остановилась. Лили цокнула, и Ремус решил было, что из-за него, пока не увидел, что взгляд гриффиндорки был устремлен на лужу воды. Парень понял, что след из водорослей обрывается на этом месте. Он оглянулся по сторонам, когда свет возник на кончике палочки, а сам постарался вспомнить, что там находится дальше. Память напоминала ему, что проход еще какое-то время точно не будет разветвляться. Слова Лили он предпочел не комментировать, просто пожал плечами.
- Здесь все равно пока только одна дорога вперед, так что мы, наверно, можем смело дойти до первой развилки. Там уже придется кидать жребий, куда идти, - неуверенно говорил он. Парень решил, что на месте они как-нибудь разберутся. Люпин рассчитывал на удачу. Мало ли повезет. А если выбранный ими путь никуда не приведет, то тут уж и он бессилен. Останется только полагаться на случай.

Отредактировано Remus Lupin (2013-03-19 21:01:18)

0

12

По крайней мере, он не ныл, что им нужно вернуться. Это оставляло ей какой-никакой, а путь к отступлению. Лили хотела найти напавшего. Очень хотела. Но подземелья замка никогда не были для нее особенно гостеприимным местом. Здесь было холодно, сыро и темно. Они потеряли след, и далеко не факт, что сумеют снова найти его, если продолжат движение. Разумно было бы признать поражение и вернуться в башню, куда совсем скоро за ними пошлет Директор, если еще не сделал этого. Разумно... Но все внутри противилось этому. И девушка лихорадочно пыталась придумать третий выход, гениальное решение, которое избавит ее от необходимости превращаться в Джеймса Поттера (или в трусиху, еще не известно, что хуже), задумчиво осматривая стены, будто до сих пор ничего занимательнее в своей жизни не видела.
"Можно собрать водоросли и попытаться найти еще какие-то частицы..." - Родилась мысль. Но чтобы эта мысль имела хоть какой-то смысл, потребуется дотошный и без прикрас талантливый умелец по зельям. Лили подумала о Снейпе. Он мог бы помочь. И даже наверняка найдет что-то. Но скажет ли ей? Она уже не была в этом уверена. Было грустно это сознавать, потому как еще пару лет назад у нее не было друга ближе, чем Северус Снейп. А теперь он дружит с Мальсибером и Эйвери. И если один из его новых друзей несет ответственность за происшествие в коридоре, что сделает Северус? Кого он будет защищать? Лили поймала себя на мысли, что не хочет этого знать. Потому что если он выберет их, ей лучше никогда не знать об этом. Пока они еще могли общаться нейтрально...
- Заблудимся. - Наконец произнесла Лили. - Нужно возвращаться.
Поражение было горьким и тяжелым. От разочарования даже расплакаться хотелось, но Лили запретила себе. Не перед Люпином. Не здесь. От пережитых за короткий промежуток времени эмоций внутри осталась вязкая пустота, и рыжая с готовностью в нее завернулась, угрюмо топая назад по коридору. Хотелось мелочно устроить пару ловушек здесь в отместку, но это было бы глупо. Могли пострадать невинные, а виноватый, быть может, и вовсе не пройдет больше этой дорогой.
- Мы абсолютно бесполезны. - Процедила она сквозь сжатые зубы.

0


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » Ночные коридоры (20 октября 1975г.)