Marauders: Primum Bellum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » I got the poison (21 января 1979г.)


I got the poison (21 января 1979г.)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Название эпизода
I got the poison

2. Дата отыгрыша
21 января 1979г.

3. Участники
Walden Macnair, Francesca Zabini

4. Локация или локации, в которых разворачиваются действия
Поместье Забини

5. Краткая суть, завязка отыгрыша.
Уолдену Макнейру понадобился яд, а так как желторотику Снейпу министерский палач не доверяет, искать искусного специалиста по ядам ему приходится по своим каналам. Именно так он выходит на некую мисс Забини, которая по сходной цене готова предоставить Макнейру то, что ему нужно. Чтобы обсудить детали заказа, они назначают встречу в особняке Забини.

0

2

Высокий мужчина появился словно бы из ниоткуда на узкой сельской дороге, по обе стороны которой тянулась живая изгородь. Несколько мгновений он осматривался, пытаясь сориентироваться, и, наконец, сверив что-то с координатами, написанными неровным почерком на клочке пергамента, двинулся вперед, вдоль голых, переплетенных между собой стеблей живой изгороди. Даже в это время года она отлично выполняла свою задачу, скрывая от посторонних глаз территорию поместья, которое начиналось сразу за ней.
Макнейр в первый раз был в этом месте. Его происхождение, манеры и привычки не делали его желанным гостем в поместьях вроде этого, да Уолден и сам не стремился к обществу обитателей подобных мест. И они, и он понимали, что принадлежат к разным мирам, которые очень мало где соприкасаются, и предпочитали оставить это как есть. Пусть они занимаются политикой, меняют законы и вершат судьбы за бокалом огневиски. Он будет делать свою работу, и в нужный момент особенно мешающий чиновник просто исчезнет с их пути. А когда война будет выиграна (Макнейр не сомневался, что она будет выиграна), он тоже получит свою награду. Он обещал достаточно, чтобы Уолден готов был служить Ему верой и правдой до самого конца.
Живая изгородь неожиданно закончилась, перед ним раскинулась широкая подъездная аллея. Поворачивая на нее, Макнейр ощутил легкий толчок, сообщивший, что сработали сигнальные чары. Поместье, конечно же, было защищено от проникновения незнакомцев, и раз ему удалось пройти - значит его уже ждали. Тем лучше. Уолден рассчитывал закончить здесь быстро. Рекомендации, которые дал ему Треверс, позволяли ожидать, что зельевару не придется долго растолковывать, что за яд нужен, и задавать лишних вопросов она тоже не будет. Большего Макнейру было и не нужно. Его, конечно, настораживал факт, что зельеваром была женщина. Он относился с недоверием к дамам, выбравшим такую темную дорожку. С ними никогда нельзя было быть уверенным, что завтра в положении жертвы не окажешься ты, потому что Авроры предложили достаточно высокую плату за твою голову, а она так некстати попалась на продаже крови единорога. Он, конечно, сохранял секретность во всем, что касалось этого визита для перестраховки, но Макнейр давно привык, что вещи часто идут не так, как задумывалось, и потому напряжение не отпускало его.
Двери поместья распахнулись, когда он приблизился к ним, и на пороге возник домовик, расшаркиваясь и приглашая гостя в дом, обещая немедленно известить хозяйку. Макнейр не удостоил ушастое грязное существо даже взглядом. Эльф проводил его в комнату, служившую то ли библиотекой, то ли рабочим кабинетом хозяина поместья, и Уолден, все так же сохраняя молчание, опустился в свободное кресло, ожидая.

Отредактировано Walden Macnair (2012-09-30 17:15:33)

+1

3

Дорогая Франческа,

Я пишу Вам с просьбой принять моего хорошего знакомого с визитом. Мистер МакНейр осведомился у меня, не знаю ли я, случаем, толковых зельеваром, и я сразу подумал о Вас. Я посоветовал ему встретиться с Вами, он намерен посетить Фейри-Хилл на днях.

С уважением, всегда Ваш
Г-н Треверс.

Франческа быстро написала ответ, привязала письмо к лапе совы и выпустила ее на волю. Она какое-то время смотрела вслед улетающей птице, а потом закрыла окно. Забини прошла в комнату, выделенную ей для практики зелий, и осмотрела ее. Несколько котлов стояли у окна. По одну сторону от двери стоял длинный (во всю стену) книжный шкаф, где были собраны многочисленные томы о зельях, ядах, лекарственных наваров. На другой же стене были расположены полки, на которых теснились пустые колбы и уже приготовленные зелья. Франческа подошла к книгам, взяла тонкую тетрадь, со вложенным в нее пером, и записала о заказе мистера Макнейра, на месте уплаты и требуемого зелья пока стоял прочерк. Забини пока не знала, что же потребовалось палачу, и могла только догадываться. О дне визита она также и понятия не имела, правда успела предупредить родителей. Защитные чары были слегка изменены, и теперь на территорию поместья не смогли бы пройти люди, желающие зла хозяевам.
- Что вы знаете о сеньоре Макнейре? - поинтересовалась у родных Франке. Мнения отличались, но в одном сходились безукоризненно: их скорый гость крайне жесток и беспощаден. Такой, если обманешь и оставишь в живых, отыщет тебя и сотрет в порошок. - E 'ricco?*
- Не бедствует, как я слышала, - отозвалась матушка. Однако эта фраза была не совсем той, на которую рассчитывала Франческа. Он жесток и беден. Что может быть хуже? И Треверс послал его к ней. Если верить родителям, отказ может вызвать у заказчика неоднородную реакцию... - Ужасно, ужасно човече! - всплескивала руками Батшеба, говоря на родном болгарском и ужасаясь одной мысли, что человек с подобной репутацией скоро придет к ним в дом.
Спала Франческа неспокойно. Ей снился монстр, смыкающий свои пальцы на ее шее и требующий зелья. Франке кричала, что не знает, как сварить его, у нее нет рецепта, но ее голос сошел на нет, вместо крика, то были жалкие шипящие звуки. Когда девушка проснулась, у нее закрался неприятный осадок. Она была не уверена в том, что ей так требуется этот клиент. Из-за дурных снов, она часто просыпалась ночью, потом снова засыпала и пробуждалась вновь, именно из-за этого ей удалось выспаться только к полудню. Одевшись в черное платье, Франческа вышла из своей комнаты, быстро спустилась по лестнице, чтобы сменить защитные чары у артефакта, как вдруг в поместье раздался легкий хлопок. Артефакт оповещал, что к дверям Фейри-Хилла приближается человек. Забини резко развернулась и поспешила вернуться в свою комнату. Сердце сбилось с привычного ритма. В голове крутилось одно и то же слово. Палач. Это был один из тех страхов, остающихся с нами из глубокого детства. Франке нечего было бояться, она это знала, но встреча с тем, кого называли страшным (ужасно човече!), внушала опасения.
- Прибыл мистер Макнейр, señorita! - оповестил домовой эльф хозяйку. Франческа кивнула, подошла к зеркалу и убедилась, что ее внешний вид идеален.
- Проси гостя в мою комнату, - приказала Франке, говоря, естественно, о том помещении, что выделено ей для работы. Домовик исчез, оставляя Франческу одну. Девушка собралась с мыслями, отбросила все предубеждения по поводу Макнейра, и вышла из комнаты. Ей потребовалось не больше минуты, чтобы дойти до комнаты предназначенной для варки зелий. Домовой эльф открыл перед ней дверь, и сеньорита (она любила, когда ее называли именно так) прошла внутрь. В комнате ее уже ждал Макнейр. Она приказала эльфу принести два кресла. Раздался хлопок. Эльф исчез, а потом появился вновь и поставил одно небольшое кресло, потом процедура повторилась. - А теперь оставь нас, - произнесла Франке, проходя к книжному шкафе и указывая взмахом руки на одно из кресел мужчине. Она медленно шла вдоль полок, проводя указательным пальцем по корешкам книг и читая их названия.
- Так чем же я могу Вам помочь, господин Макнейр? - Забини на мгновение повернула голову и взглянула на гостя. - И сколько Вы готовы заплатить?

*E 'ricco (итал.) - он богат?

Отредактировано Francesca Zabini (2012-10-01 00:28:06)

0

4

Дверь в библиотеку распахнулась, но вместо ожидаемой "мисс Забини" на пороге снова стоял всего лишь эльф. Тот почтительно поклонился и пригласил Макнейра следовать за ним. Уолден бесшумно поднялся и направился за эльфом. Вместо библиотеки тот привел его в помещение, которое, судя по обстановке и инвентарю, было рабочим кабинетом женщины, с которой он пришел встретиться. Мужчина окинул комнату долгим, оценивающим взглядом. Эта "мастерская" сильно отличалась от той, в которой варил свои зелья мальчишка Снейп. Здесь все было дороже, было больше порядка. То ли из-за происхождения мастера, то ли из-за ее пола. Уолден не стал долго раздумывать над этим. Наверное, обстановка была призвана подчеркнуть профессионализм мисс Забини. Кто-то быть может, после визита в эту комнату и впрямь настраивался на более серьезный тон беседы. Палача же мишура и лоск никогда особенно не приводили в трепет или благоговение. Подвал Снейпа или эта команта - разницы не было. Разница была в человеке, который даст ему то, что он хочет.
Дверь за спиной отворилась, кто-то вошел. Уолден медленно развернулся, чтобы взглянуть на женщину, о которой так лестно отозвался его коллега. Безжизненные глаза палача сузились, а внутри начал закипать неконтролируемый гнев. Девчонка! Обыкновенная девчонка, ни днем не опытнее Снейпа. Если Треверс решил так пошутить, это была очень плохая идея. Он очень скоро узнает, что бывает с теми, кто позволяет себе шутить с Уолденом Макнейром. Массивные кулаки мужчины сжались, он сделал шаг к девочке. В этот момент рядом раздался хлопок - домовики принесли кресла. Возможно, эти домовики спасли хозяйке если не жизнь, то здоровье уж точно. Макнейр не умел контролировать гнев, тот нарастал, как лавина. Лавине все равно, что сметать на своем пути. Под ней гибнут и виноватые, и невиновные. Но стоило переключить внимание мужчины на что-то другое - и лавина пройдет стороной, а для создания новой потребуется какое-то время.
Домовики по приказу девочки вышли, и Макнейр опустился в кресло, неотрывно следя за каждым движением ведьмы. Она держалась высокомерно, пыталась играть хозяйку ситуации, и было в этом даже что-то забавное. Как наблюдать за ребенком, который важничает, играя во взрослого. Угол рта Уолдена дернулся вверх, искривляя губы в усмешке. Что ж, раз он все-таки пришел сюда и потратил время, он заслужил по крайней мере развлечение. На одну чашу весов Макнейр клал здоровье Треверса и благополучие самой мисс Забини, на другую - сомнительную возможность, что она все-таки даст ему желаемое.
- Яд. - Произнес он отрывисто. - Достаточно медленный, чтобы принявший его не умер сразу. Это должен быть долгий процесс с потерей дееспособности к третьему дню. Плюс противоядие.
Вопрос о деньгах позабавил его еще больше. Она только вчера Хогвартс окончила, молоко еще на губах не обсохло, а все туда же.
- Во сколько вы сами оцените свою работу? - Он намерено выделил это "вы", снабдив изрядной долей презрения, чтобы у ведьмы не осталось сомнений в том значении, которое он придает ее усилиям казаться равным партнером в этой сделке.

+1

5

Мне нечего бояться. - Франческа пыталась не отвлекаться, и крутила эту мысль в голове. Но даже в небольшой комнате, в которой Франке всегда было спокойно и комфортно, стало как-то... неуютно. Забини взглянула на мужчину, и неприятные мурашки побежали по ее спине. Удачно, что она выбрала полностью закрытое платье. Почему-то ее приводило в ужас предположение, что Макнейр может узнать о ее беспокойстве. Он как хищник: почувствовав страх, он незамедлительно добьет слабого. Гость пугал Франческу, но она старалась держаться как можно более уверенно, а вместе с тем, сердце участило свой ход: Франке молилась, чтобы к ним пожаловали ее родители или хотя бы домовой эльф вернулся. Естественно, ничто и никто не тревожил Забини и Макнейра.
- Яд. - Франческа едва заметно поежилась. Не то, чтобы голос был неприятным, но интонация... Девушка выслушала желание палача и двинулась дальше вдоль книг. Потом остановилась, вытащила две книги, пролистала каждую, и в итоге выбрала ту, что была тоньше. На зеленой жесткой обложке стояло название: «Ядовитые растения, противоядия».
- Во сколько вы сами оцените свою работу? - Франческа стояла спиной к Макнейру, и поэтому позволила себе измениться в лице. Верхняя губа чуть приподнялась, искажаясь от отвращения. Брови на пару секунд сдвинулись к переносице. В Забини стала закипать злость, и страх потихоньку начал отступать. Гость! Жалкая полукровка, приглашенная к ней в дом ведет себя так вызывающе презрительно, что хотелось сварить яд в ближайшее время и влить ему в его проклятую глотку. Забини не любили британцев, но неблагодарных англичан больше всех.
Франческа сжала в пальцах книгу, развернулась и прошла к гостю. Она стиснула зубы, приложив огромные усилия, чтобы придать себе внешнего спокойствия. Франке положила книгу на рабочий стол, раскрыла на нужной странице и развернула книгу к Макнейру, показывая ему магическое растение, листья которого крайне ядовиты, и единственное спасение от отравления - правильно изготовить отвар из корня.
- Девять галлеонов: четыре за яд и пять за противоядие, - твердо произнесла Франческа, забывая о прежней вежливой интонации. Она попыталась назвать цену как можно более уверенно. Макнейр мог расхохотаться, презрительно выплюнуть резкий отказ, надсмеяться над заданным "уровнем", но Франке нужны были деньги. И как бы ей был неприятен заказчик, девушка благодарила Мерлина даже за жалкий доход.
Забини захлопнула книгу, с вызовом глядя на наглого гостя, которому было сложно сдержать свой скверный характер в узде и не хвастаться отвратительными манерами. Инстинкт самосохранения притупился, потому как была задета гордость. Итальянцы - народ злопамятный, и, пожалуй, Франческа вобрала больше от них.
- Ваше слово, señore? - бросила она, намереваясь закончить разговор сразу же, если палач будет недоволен ценой и выбранным растением для приготовления яда. Франке ненавидела, когда с ней не считались. Несмотря на то, что возраст ее мог вызвать сомнения в ее талантах и познаниях, повода для презрения (так и скользящего в его тоне, в его мимике) Франческа не видела. В особенности от гостя, пришедшего в чужое поместье и ожидающего помощи.

0

6

Девочка направилась к полкам с книгами. Нужно было отдать ей должное, плечи не поникли, голова все еще была высоко поднятой. Муштруют этих чистокровок в детстве, чтобы задирали нос по поводу и без повода, что ли? Наверняка. Не может же быть совпадением эта общая привычка и у Малфоев, и у Лестрейнжей, и у Эйвери с Мальсиберами. Те, правда, все-таки съеживаются, когда Он ими не доволен. Но тут было бы глупо не съежиться. Макнейр задумчиво потер подбородок, раздумывая, будет ли толк сообщать Лорду о попытке Треверса его подставить, или с этой мелочью будет приятнее разобраться самому. Второй вариант, конечно, был предпочтительнее, но если он во время дуэли ненароком увлечется и убьет коллегу - последствия могут быть плохими уже для него. Лорд не любил открытой грызни в своих рядах, это предназначалось грязнокровкам и Ордену.
Она вернулас к нему с книгой. Макнейр бросил взгляд на страницу, потом перевел его на девушку. В травах он не разбирался, и в школьные годы все занятия по травологии проводил где-нибудь в подземелье замка, задирая свою очередную жертву. Продавец из нее явно был неважный, если это вся презентация, которая ему полагалась. Борджин не взял бы ее на работу.
- Как оно действует и с чем должно быть подано? - Все также неотрывно, как экзаменатор на СОВ глядит на ученика, глядя на Забини произнес Макнейр.
В тишине комнаты его голос прозвучал как гулкий раскат грома. Второй вопрос интересовал даже больше, чем первый. Возможности Макнейра были сильно ограничены его сферой деятельности и репутацией, поэтому если эти намалеванные в книжонке цветочки придется всыпать в горло в большой концентрации, или заставлять вдохнуть - вряд ли он станет платить за них деньги. Да ив  целом, если она собирается слупить с него денег только за то, что сходит за него в аптеку - не на того напала. Когда же Забини огласила расценки, лицо Макнейра и вовсе потемнело.
- Четыре галеона за толченую траву? - Это был низки рык готовящегося к броску зверя. - Вы уверены, мисс Забини, что именно это хотите мне предложить?
Он все еще сидел в кресле неподвижно, но вся фигура напряглась, ясно давая понять, что этот момент может быть исправлен в любую секунду. В нем снова начинала закипать ярость, так и не нашедшая выхода в прошлый раз, когда явился эльф с креслами. В этом доме его явно считали простым деревенским дурачком, которому можно продать грязь по цене золота, и это было очень большой ошибкой. Ошибок Макнейр не прощал.

+2


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » I got the poison (21 января 1979г.)