Marauders: Primum Bellum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » Все возможно, детка (25 сентября 1978г.)


Все возможно, детка (25 сентября 1978г.)

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Название эпизода
Все возможно, детка

2. Дата отыгрыша
25 сентября 1978г.

3. Участники
Сириус Блэк, Нимфадора Тонкс, Ремус Люпин (по мере появления игрока), Андромеда Тонкс (в самом конце)

4. Локация или локации, в которых разворачиваются действия
Квартира Тонксов, Парк Развлечений

5. Краткая суть, завязка отыгрыша.
Маленькая Дора снова чрезвычайно расстроена запретом родителей на прогулку во дворе. На счастье непоседы, в гости к Тонксам как раз заглянул дядюшка Сириус, которой будет не дядюшка Сириус, если не поможет племяннице решить эту очень серьезную и сложную проблему.

0

2

Дора, глотая слезы, сидела на подоконнике и смотрела на детей, играющих на площадке под ее окном. Несколько минут назад они решили сыграть в прятки, и Тонкс, наблюдавшая за ними с самого утра, сорвалась к матери в надежде, что сегодня ей будет позволено выйти на улицу. Чуда не случилось, ответ был стандартным и даже последовавшая истерика не изменила положения. Оставалось сидеть здесь и смотреть, как дети разбегаются по двору в поисках укрытия, а водящий обходит их по одному и постепенно находит всех спрятавшихся. Смотреть и думать, что отдала бы все на свете за возможность вот так же поиграть.
Последнего спрятавшегося нашли, и дети всей дружной кучкой куда-то побежали, исчезнув из поля зрения Тонкс. Девочка прерывисто вздохнула и сползла с подоконника, чувствуя себя самым несчастным ребенком на свете. В этот момент ее уютная комната казалась самой настоящей тюрьмой, а любимые игрушки - скучными и бесполезными. Девочка с ногами забралась на кровать и обняла подушку, вытирая об нее слезы и с который раз говоря себе, что когда у нее будут дети, она ничего-ничего не будет им запрещать. Они смогут гулять столько, сколько захотят, и с теми, с кем захотят.
Чувствуя, что к горлу снова подступает комок, Тонкс уткнулась в подушку лицом и стиснула зубы. Ей было ужасно одиноко. Почему мама не понимала? И что плохого может случиться из-за одной прогулки?

+1

3

Идея о том, чтобы заглянуть к своей сестре, возникла в голове Сириуса совершенно случайно и спонтанно, когда он, бродив по маггловскому Лондону, внезапно понял, что находится недалеко от их квартирки. Это была хорошая идея, вот только последствия у нее могли оказаться ой какими дурными. Впрочем, об этом позже.
Блэк обратился псом, толкнул мордой дверь, открывая ее, и оказался в подъезд, в котором вкусно пахло выпечкой из-за некоторых дверей. Он потянул носом запах, но не ощутил в себе особенного голода, и прошел дальше, ища в потемках квартиру Андромеды. Дверь была чуть приоткрыта. Бродяга скользнул в щель, ступая бесшумно, низко опустив хвост и поглядывая в разные стороны. Здесь он был всего во второй раз. Когда позади послышался шум, он нырнул в ближайшую комнату, и только потом понял, что этим шумом была сама Андромеда, которая вернулась в квартиру и закрыла за собой дверь. Наверное, она выходила ненадолго, потому и не стала запирать ее, как положено. Рядом обнаружился плюшевый заяц, пахнущий синтетикой и пластмассой. Люди этого запаха не чувствовали, но вот в собачьем обличье он прямо-таки бил в нос. Несмотря на это, Бродяга тщательно обнюхал игрушку. Просто так. Из интереса.
Пес оглянулся, оглядывая комнату, в которой оказалась рыдающая Дора. Сия картина настолько удивила пса, что он вопросительно приподнял хвост и прошел к девочке, чуть слышно клацая когтями по паркету. Ткнулся холодным и мокрым носом во вздрагивающую спину.
Девочка удивленно обернулась, перестав мочить слезами подушку. Бродяга дружелюбно завилял хвостом.

Отредактировано Sirius Black (2012-07-10 19:14:24)

0

4

Когда реальность не отвечала желаниям Нимфадоры, девочка просто закрывала глаза и представляла, что это на самом деле просто плохой сон. Что сейчас она откроет глаза, и все будет совсем по-другому. Она снова побежит к маме на кухню и спросит, можно ли спуститься вниз на часик, и Андромеда кивнет, улыбнется, и скажет какую-нибудь жутко важную для взрослых вещь. Чтобы не забыла шапку, или кофту по-теплее. Самой Доре было куда уютнее в мантии, но родители говорили, что из дома так выходить нельзя и магглы так не ходят. Подумаешь, какая-то кофта... Она оденет даже три сразу, если мама так хочет, лишь бы можно было выйти. А потом она быстро сбежит вниз по скрипучим ступенькам и окажется во дворе. В этом самом, у нее под окнами, который она знала уже лучше, чем собственную комнату - так много дней было проведено у окна. Подойдет к ребятам на детской площадке и спросит, может ли она поиграть с ними. Они, конечно же, согласятся. А почему бы им не согласиться? Она ведь хорошая. Она ест невкусные, но полезные овощи, всегда вежливо здоровается и не забывает говорить спасибо. И много-много улыбается. Разве можно не хотеть дружить с таким человеком?
А потом она предложит сыграть в прятки и вызовется водить. Она подмечала, как расстраиваются обычно те ребята, кому выпадает искать остальных, и не понимала их. Это ведь так интересно! Уж куда как лучше, чем полчаса сидеть где-нибудь под кустом и ждать, пока тебя найдут. Она досчитает до десяти, и начнет искать их. А так как Дора уже не первый день за ними наблюдала и знала, кто куда любит прятаться, она непременно найдет их. И всем будет весело...
Девочка сильнее сжала подушку и всхлипнула. Зажмурилась как можно сильнее, а потом распахнула глаза. Это все еще была ее комната, ничего не изменилось. Глаза Тонкс наполнились слезами, но прежде чем девочка успела разрыдаться, кто-то толкнул ее в спину. Дора развернулась и не поверила глазам. У ее кровати сидел большой черный пес, так хорошо ей знакомый.
- Сириус! - Она хотела воскликнуть, но горло от рыданий пересохло, и получилось тихое хрипение.
Дора в одно мгновение отбросила подушку и оказалась на полу, обнимая пса за шею. Сириус был хороший, он понимал ее лучше, чем остальные взрослые.
- Мама опять не пускает... - Снова всхлипывая затараторила Дора. - Говорит, из-за волос... Нельзя. А они играют в прятки. Я тоже хочу, а она говорит, что нельзя...

0

5

У Блека было мало слабостей, но... Хм, ладно, у Блека было много слабостей. Достаточно много для среднестатистического волшебника. Одной из них, по странному стечению обстоятельств, были дети. Еще одной - плачущие дети. Нимфадора Тонкс и без этого всего так же входила в разряд "слабостей", но сегодня она попадала под обе категории, что Сириуса не особо устраивало.
С радостью приняв объятья малышки, он ненадолго забыл, зачем, собственно пришел, и вообще потерял счет времени, да и про необходимость обернуться обратно человеком тоже...Черт бы побрал эти собачьи мозги. Взглянув в глаза девочки, которые были на мокром месте, Сириус решил, что теперь ему, все-таки, понадобится голос, и обернувшись человеком, развалился на полу, внимательно смотря на Дору.
- Сириус!
- Ну и кто заставил мою принцессу плакать? - Бродяга задумчиво подпер ладонью щеку и склонил голову. Он, разумеется, догадывался, в чем была причина очередной истерики. Дора была...хм, особенной. Андромеда - немного параноиком. Ее нельзя было винить, мать есть мать и все такое, но держать ребенка дома только потому, что она может случайно перекрасить себе волосы? Хах! Для него, Бродяги, это не было поводом, чтобы сидеть в четырех стенах. Для него, Бродяги, ничего не являлось для этого поводом...
- А не фиг тогда рожать метаморфов, раз мы такие параноики - усмехнулся про себя Блек, внимательно слушая жалобы малышки.
- Мама опять не пускает... - Снова всхлипывая затараторила Дора. - Говорит, из-за волос... Нельзя. А они играют в прятки. Я тоже хочу, а она говорит, что нельзя.
- Ага. - Сириус в один прыжок поднялся с пола, и, похлопав себя по карманам, извлек из куртки носовой платок. Предусмотрительно осмотрев сей предмет на наличие грязи, парень протянул его Доре и улыбнуться. - Не вешать нос! Слезы нам в серьезном деле не нужны. - придав себе интригующий вид, он оглядел комнату. - Знаешь, как мы поступим? - Блек поднялся и мгновенно оказался возле стола, на котором лежал рваный кусок пергамента и перо. Схватив сие письменные принадлежности, Сириус самозабвенно принялся выцарапывать записку своим куриным почерком. - Мама, мы с Сириусом ушли гулять в парк! - тихо озвучил свой шедевр Бродяга, подмигнув малышке. - Надевай куртку, только тсс! - он приложил палец к губам, затем достал из кармана какую-то тряпку и шустро трансфигурировал ее в симпатичный коричневый берет. - Возьми-ка это, - Блек надел свое творение на голову Тонкс и довольно хмыкнул.
План побега у него был готов. Судя по звукам, Андромеда находилась где-то в области кухни, а черный ход был открыт, поскольку Блек только что, собственноручно и без проблем, через него зашел. Выходить желательно знакомыми путями, которыми ты и заходил, поэтому Блек взял за руку более-менее успокоившегося ребенка, и двинулся в сторону двери.

0

6

Тонкс любила своего дядю. Да и как его можно было не любить? Родители-то по большей части выступали в воспитании дочери единым фронтом: если мама запретила, запретит и папа. Если папа сказал нет - это значит нет, и к маме бежать бесполезно. Осечки случались, но они были такими редкими, что Тонкс безошибочно могла определить, когда пытаться стоит, а когда - дело гиблое. Чаще всего было второе. Сириус же всегда был на ее стороне. Налопаться конфетами до отвала и колик? Милое дело, принесет целый мешок! Не чистить зубы перед сном? Не вопрос! Вот тебе, ребенок, мятной жвачки, чтобы родители думали, что ты свой долг исполнила. Сбежать гулять в парк, когда это только что предельно ясно запретили? Хватай куртку, малышка.
Дору не нужно было просить дважды. Нужно ли упоминать, что и слезы тут же высохли, как не бывало. Девочка просияла, быстро кивнула дяде и послушно позволила нахлобучить себе на голову свежесотворенный берет. Они прокрались в коридор, где Тонкс, как Сириус и сказал, осторожно сняла с вешалки куртку вместо уличной мантии, так же осторожно прокрались мимо кухни. Шаг... Еще один... И все. Дверь квартиры осталась позади. И как только это случилось, у Тонкс внутри будто мотор включили. Она с бешеной скоростью понеслась по ступенькам вниз, к свободе. А вырвавшись из подъезда, широко раскинула руки и рассмеялась.
- Ура! Сириус, мы убежали! Мама нас убьет...
Улыбка на миг пропала с ее лица и сменилось озабоченностью, но на улице так здорово пахло, было так тепло и солнечно... Тонкс просто не могла сопротивляться всему этому. Было решено оставить оправдания для родителей на потом и наслаждаться настоящим. Во всей полноте, ей доступной. Тонкс порхнула к дяде и вцепилась ему в руку.
- Ты говорил парк? Какой парк? Там можно кормить уток?

0

7

Азарт с головой накрывал Сириуса. Разве может быть что-то лучше очередной авантюры? Конечно, только авантюра с малышкой Тонкс.  Он ненавидел правила, а Андромеда окружила его племянницу целым перечнем правил, абсурдных, как по его мнению,  правил! А как известно, Сириус и правила – понятия взаимоисключающие друг друга. Приключения всегда сами находили Блэка, но,  а если случалось такое, что  внезапно его жизнь становилась монохромной и пресной, то юноша готов был из кожи вон лезть, чтобы встрять в какую-то передрягу. Адреналин, проникающий в кровь и неспешно растекающийся по венам, безудержная радость и ощущение, что тебе подвластен весь мир – единожды испытав это чувство, ты больше не сможешь от него отказаться, ты больше не сможешь без него жить.

Прядка малиновых волос, небрежно выглядывающая из под коричневого берета, резво подпрыгивала в такт движениям девочки. Нимфадора, со всей присущей ей неистовостью, спешила покинуть свою обитель. Ее сердечко отбивало в такт чечетке, с ужасом напоминая ей, что в любой момент они могут быть пойманы. Сириус  едва поспевал за своей племянницей, понимая, что это их не последняя вылазка. На его лице появилась довольная улыбка: « Прости, Андромеда,  но с этой девчонкой тебе еще придется помучиться! Это я могу гарантировать!» 

Яркий солнечный свет ослепил Блэка, сделав на мгновения его беспомощным и безоружным. Кто бы мог подумать, что сентябрьское солнце может быть таким слепящим? Лондон никогда не радовал жителей хорошей солнечной погодой. Но, кажется, сегодня, именно для них, было сделано исключение: теплые солнечные лучики озаряли все вокруг, делая привычный мрачный Альбион сказочной странной. 

- Ура! Сириус, мы убежали! Мама нас убьет... – на мгновение счастливая детская улыбка сменилась озабоченностью.

- Не волнуйся, принцесса, твою маму я беру на себя. Если пообещаешь мне, что после моей смерти не перестанешь вот так вот сбегать из дому. Идет? – на лице Сириуса появилась беззаботная улыбка. Ради этой девчушки он готов был на многое. И почему Андромеда так строга с ней, разве это вообще возможно? Бродяга обернулся и посмотрел на окна Тонксов, выходящие во двор, слава Мерлину, Андромеды видно не было. Ибо кончина этой парочки наступила бы так скоро, что они не успели бы даже повеселиться, как следует.  Обещаю, Меда, с Дорой все будет в порядке, слово Блэка.

- Ты говорил парк? Какой парк? Там можно кормить уток?

Маленькая теплая ручка крепко обвила руку юноши. Нимфадора не переставала тараторить, засыпая Сириуса вопросами, чем же можно заняться в парке? Покрепче сжав ручку племянницы, чтобы ни в коем случае не потерять ее, Блэк лихорадочно стал обдумывать план дальнейших действий и всевозможных веселий. 

- Дора, ты никогда не была в парке? – озабоченно спросил Сириус, не веря своим ушам, - Здесь совсем недалеко находится чудесный парк! Неужели вы никогда там не были с мамой? – удивлению парня не было предела. Благодаря Лили он знал эту маггловскую часть Лондона не хуже, чем знал свой собственный дом. Тедду нужно вынести приговор,  мало того, что они не пускают Дору к дворовым ребятишкам, так еще даже в парк не водят! Сириус был на пределе, теперь он основательно готовился поговорить с Андромедой и Теддом.

-  И там есть не только утки. И я торжественно клянусь, что мы их обязательно покормим, не просто покормим, а закормим до смерти, даже если этого делать нельзя! Ты же с дядюшкой Сириусом, не забывай об этом! Сегодня для нас не существует слова НЕТ!

Парк действительно находился всего в паре футов от «крепости» юной метаморфы.  Задорный детский смех и гомон разносился далеко за пределы «детского королевства».  Десятки мам и пап, управляемые, предвкушавшими чудес, детьми,  длиной вереницей тянулись в сторону аттракционов.  Детишки торопились занять свою очередь в кассах за билетами, родители пытались успеть за своими шустрыми непоседами. Но никому еще не удалось уйти из этого места разочарованным или несчастным. Клоуны, как могли, зазывали зевак и просто любопытных граждан, раздавали воздушные шары, делали из них забавные фигурки пуделей и других смешных животных.  Десятки тележек с мороженым выстроились в ряд, предлагая самые изысканные и самые уникальные виды сего лакомства. Сладкая вата, кажется, не только красовалась на палочках сладкоежек, но и весь воздух в парке приятно пропах этим ванильным ароматом. И это еще даже не доходя до самого парка! Стоит ли говорить, что было там, внутри, за воротами? Сказочные герои маггловских сказок встречали званных гостей у входа, предлагали маггловские странные колдографии и просто поднимали настроение своим плюшевым видом. На аттракционах, с безумными криками радости, катались сотни детишек. Здесь чувствовалось веселье. Оно растекалось по твоим венам с невероятной скоростью, заставляя тебя снова и снова чувствовать себя ребенком.

- А вот и он! – величественно проговорил Сириус. – Предел мечтаний каждого земного ребенка!  И сегодня он весь наш!

Отредактировано Sirius Black (2013-02-07 23:35:59)

+1

8

Сириус приободрил девочку, пообещав уладить конфликт, который неминуемо случится, когда Андромеда заметит, что дочери нет дома, и Дора снова широко улыбнулась. У нее не было причин не верить дяде. В конце концов, большая часть приключений ее короткой жизни была связанна именно с ним, и все последующие проблемы, которые из-за них возникали, он умудрялся решить. Иногда Доре казалось, что ее родители, на самом деле, не так уж против их маленьких проказ, а ругаются только для того, чтобы она не забывала, что так поступать все-таки не правильно. Тонкс помнила об этом, но какое это имело значение, когда дядя раскрывал перед ней дверь, за которой была свобода, и подталкивал ей навстречу?
- Идет. - Девочка торжественно кивнула, и запрыгнула на бордюр, в воображении дорисовывая на месте асфальта реку из лавы и изо всех сил стараясь не оступиться и не упасть в нее.
Получалось хорошо, во многом из-за того, что одной рукой она все еще крепко держалась за Сириуса.
- Нет, мы иногда ходим. - Успокоила дядю Дора. Ей показалось, что он очень удивился ее вопросу и даже расстроился, а расстраивать его девочке не хотелось ну совершенно. - Только чаще зимой, и уток там нет. Все из-за волос, я знаю.
Тонкс вздохнула. Как-то раз в порыве очередного протеста в ответ на запрет прогулки девочка схватилась за ножницы и обкорнала свои длинные ярко-розовые волосы под самый корень. А они через десять минут снова стали такими же, как были. Дора закатила истерику, а отец посадил ее на коленку и долго, вкрадчиво, рассказывал, почему она не должна больше так делать. Что волосы и стихийная магия, которые сейчас кажутся ей едва ли не проклятием - это на самом деле здорово, и когда-нибудь сделает ее совершенно особенной не только среди магглов, но и среди магов. С одной стороны, это и правда было здорово и успокоило Тонкс. Волосы она больше не порывалась обрезать. С другой - зародило новую тревогу. Быть белой вороной и среди своих не хотелось совершенно. Но отец сказал, что в школе ее научат управлять изменениями внешности, и проблемы исчезнут. Это был еще один повод ждать Хогвартс с нетерпением.
Они шли недолго, Дора даже устать не успела. Зато когда пришли - у девочки даже рот открылся от изумления. Она подняла на дядю широко распахнутые глаза и выдохнула:
- Сириус, это парк! Парк с аттракционами, настоящий!
А дальше раздался счастливый визг пятилетней девочки, и она торжественно повисла на ногах Блэка, обхватив их ручонками. Это был ее вариант объятий - выше она в силу роста пока не доставала. Отцепилась Тонкс так же быстро, как и наскочила. Она все еще держала его за руку, и тянула за собой, как крошечный деловой пекинес тянет за собой хозяйку на прогулке, полностью игнорируя, что его массы не достаточно даже чтобы чуть-чуть сдвинуть ее с места. От многообразия развлечений вокруг разбегались глаза. Мужчина рядом зазывал посетителей парка покидать мячи, чтобы выиграть игрушку. Возле его палатки Тонкс затормозила в первый раз, снова устремляя на Сириуса щенячий взор.
- Сириус, можно сыграть? Ну пожалуйста, пожалуйста! - Тонкс вцепилась в штанину дядюшки мертвой хваткой.

+1

9

Бродяга всегда благосклонно относился к магглам и их изобретениям. Да, некоторые из них он не понимал, некоторые считал совершенно ненужными и непрактичными, а некоторые и вовсе вызывали недоумение. Но парк аттракционов каждый раз  заставлял его восхищаться изобретательностью людей. За это отдельное спасибо следует сказать Лили, ведь это именно она впервые привела Сириуса в парк и показала, что магглы умеют развлекаться не хуже магов. А порой, даже намного лучше и веселее.
Юноша посмотрел на счастливое лицо Нимфадоры и улыбнулся.  Ему было пятнадцать, когда Эванс впервые потащила мародеров в парк, но он до сих пор помнил этот день. Помнил, как спорил с гриффиндоркой, что ни один аттракцион не сможет сравниться с полетом на метле, что магглы в безумных париках и таких же безумных башмаках никогда не смогут быть смешными, и что выиграть приз в этих дурацких палатках проще простого.  Сириус улыбнулся собственным воспоминаниям. Как же он тогда ошибался. На практике все оказалось иначе: от разнообразия  аттракционов рябило в глазах, а от всевозможных горок просто перехватывало дыхание. Помимо безудержного веселья, во всех этих «штучках» был еще один огромный плюс – здесь не нужно было концентрировать свое внимание на полете, здесь можно было просто расслабиться, закрыть глаза и получать удовольствие. А вот выиграть приз в палатке метания дротиков оказалось не так уж просто. Тогда Сириус просадил там около 30 галлеонов, но получить приз ему так и не удалось. Как магглы живут без магии? Ему с трудом удавалось это понимать, да  и удавалось ли вообще? Единственно, в чем он оказался совершенно  прав, так это в том, что клоуны на самом деле совершенно не были забавными. И почему их так любит ребятня?
В глазах малышки Доры он видел весь тот восторг, который испытал когда-то сам, и это заставляло его еще сильнее желать сделать этот день по максимуму особенным.
- Да, принцесса, самый что ни на есть настоящий! И здесь,  - он провел рукой перед юной метаморфой, окидывая взглядом окружающих людей, - тебе даже не обязательно носить этот безо… Этот очаровательный берет моего производства, - на лице Сириуса появилась улыбка.
Блэк изо всех сил старался показать Нимфадоре, что быть не такой как все, не значит быть хуже. Андромеда оберегала дочь, но шло ли это ей действительно на пользу? Рано или поздно, но Доре придется встретиться с реальность, с жестокой реальность, где даже «обычных» детей не всегда принимают как следует. И чтобы окончательно не потеряться в этом мире, ей нужно будет быть собой. Полюбить и принять свой дар. Когда-то она обязательно научится его контролировать, но сейчас Сириус хотел, чтобы она почувствовала себя уютно, даже без берета. А разве можно найти для этого место лучше, чем парк? Парк, где ходят клоуны  в безумного цвета париках, где бегает детвора, с разукрашенными лицами, где все не боятся казаться странными, где все не боятся быть собой.
Маленькая, хрупкая девчушечка мертвой хваткой  держала Сириуса за руку. Кажется, она хотела попробовать здесь все: покататься на всех каруселях, испробовать все сладости и выиграть все возможные, и невозможные призы, в каждой стоящей здесь палатке. Ее смущенный взгляд цеплялся за каждого проходящего человека, за каждого зазывалу и шатер с развлечениями. Нимфадора, словно маленький моторчик, спешила вперед к неизведанному, не переставая тянуть при этом за собой Сириуса. И откуда в ней столько силы?  А может, он просто совершенно ей не противился?!
- Дора, не спеши, мы все успеем, - с усмешкой проговорил Блэк, едва поспевая за племянницей, но Нимфадора вряд ли расслышала его слова. Сейчас она слышала только зов своего взволнованного сердечка и спешила на встречу новым прикоючениям.
Едва не налетев на племянницу, Сириус с непониманием посмотрел на застывшего ребенка. Нимфадора зачаровано смотрела на палатку с  мячиками, а потом устремив свой взгляд, полный мольбы и надежды,  прильнула к нему. Блэк заразительно рассмеялся.
- Будьте добры, дайте нам шесть мячиков и приготовьте самого большого плюшевого зверя, - Сириус достал из кармана деньги и не считая, протянул их  мужчине. На лице второго появилась довольная улыбка, этот посетитель обещал быть щедрым, а это не могло не радовать владельца  палатки. Натянув дежурную улыбку, мужчина протянул для девочки специальную подставку, чтобы ребенок хотя бы доставал до прилавка.
- Дора, что ты хочешь? Кого будем выигрывать? – ставя племянницу на табурет, загадочно спросил Блэк. – Или может заберем сразу все игрушки? Откроем свой магазин игрушек и будет у нас свое плюшевое королевство, как тебе такая идея? – Бродяга с воодушевлением предлагал Нимфадоре дальнейшее развитие событий.
На лице владельца палатки засияла нескрываемая радость. Сириус говорил с такой уверенностью, что сам «мистер - попади - мячом – в - кольцо» поверил в серьезность намерений юноши. А для него это значило одно – не малую прибыль.
Блэк облокотился на прилавок и посмотрев на владельца, хитро ухмыльнулся. Откинув назад свою шевелюру, парень наклонился к Тонкс.
- Милая, выбирай все, что тебе хочется! Обещаю, сегодня все игрушки, которые ты пожелаешь, будут нашими. – Бродяга подмигнул племяннице, на его самодовольном лице играла  победная улыбка.
Как здорово, что мне уже далеко не пятнадцать!

+1

10

Дора широко улыбнулась дяде, но берет все-таки не стала стягивать сразу. Они ведь еще не вошли в кованые ворота, а значит, формально, были еще не в парке. Вот когда войдут - тогда смерть беретам. Сириус добыл им шесть мячей и спросил, кого Дора желает видеть своим плюшевым спутником. Девочка задумчиво оглядела ассортимент, остановив взгляд на огромном пушистом белом зайце с грустными глазами и длинными мягкими ушами. Тонкс ткнула в него пальцем.
- Заяц. Он похож на одного мальчика во дворе. - Она заговорщически посмотрела на Блэка и потянулась за мячиком.
Она решила, что будет справедливо, если они поделят мячики поровну: Сириусу ведь наверняка тоже хочется поиграть. Она не была жадной девочкой, совсем наоборот: удовольствие для нее удваивалось, если его можно было с кем-то разделить. Поэтому для себя Дора взяла только три, а потом потянула дядю к ограждению, от которого следовало делать броски.
Тонкс ничего не знала об устройстве маггловских аттракционов и о том, что в большинстве случаев у обычного человека не получится выиграть предполагаемый приз: сбитые прицелы, слишком плотные мишени, сотни других уловок. Дора была просто маленькой девочкой, которая наконец дорвалась до целого королевства детских развлечений и которая очень хочет зайца. А еще она была юной волшебницей, которой в осуществлении ее желаний помогает магия. В цель не попал только первый мяч - он врезался в стену за мишенью чуть выше, чем было нужно. Зато два последующих будто магнитом притянуло прямехонько в яблочко. Дора залилась радостным смехом, прыгая вокруг Сириуса и подбадривая его. У него права на промах уже не осталось - зайца давали только за пять мишеней и не меньше. Но Сириус был большой, сильный и меткий, Тонкс это точно знала. Так что заяц, можно сказать, уже был у них в руках.
- Сириус, вперед! - Скандировала девочка, а когда дядя встал на позицию - прилипла к ограждению, устремив взгляд на мишени.
То ли снова сыграла роль ее магия, то ли у Блэка был свой набор фокусов, но три оставшиеся мишени были взяты без проблем, а хозяин тира, широко улыбаясь ртом, но не глазами, вручил ей заработанного зайца. Девочка зарылась лицом в мягкий пух, чувствуя себя самой счастливой девочкой на свете.
- Мы можем выиграть все, правда? И у меня будет свое королевство? - Хитро сказала Тонкс, запрокидывая голову, чтобы увидеть дядю.
Хозяин тира нахмурился, явно не слишком радуясь такой перспективе. Но потом мимо пробежал мальчишка с огромным мотком розовой сладкой ваты, и Тонкс снова потянула Сириуса вперед, желая получить такую же. Они вошли в парк, и девочка, как и намеревалась, стянула с головы берет, позволяя ярко-розовым волосам рассыпаться по плечам. Мама наверняка сделала бы ей замечание, что она такая лохматая, но Дора позволила себе не думать об этом. Хотя бы несколько часов, пока не нужно возвращаться...
Справа вращалась чашечная карусель, и Тонкс забыла о вате так же быстро, как вспомнила.
- Сириус, мы можем покататься на ней? Можем, можем, можем?

0

11

Сириус любил свою племянницу. Нет, не так. Сириус обожал свою племянницу!  Пожалуй, это была  единственная представительница прекрасного пола, перед которой он был бессилен, которая могла вертеть им, как сама того хотела. Он готов был горы свернуть ради ее беззаботного смеха, ради счастливого блеска ее глаз.
- Мальчик – зайчик, говоришь? - он беззаботно подмигнул ей. – Заяц будет наш!
Не долго раздумывая, Сириус взял предложенные мячики и вместе с Дорой направился к мишени. Он видел, как сосредоточенно племянница старалась попасть в цель, как прицеливалась, прищуривая свои карие глазки, как перелаживала мячик с одной руки в другую, решая, какой же рукой ей лучше кидать. Блэк едва сдерживал улыбку, наблюдая за такими кропотливыми стараниями Нимфадоры. 
Наконец первый мячик был послан, но к мишени он так и не долетел. Сириус заметил, как на лице владельца палатки появилась едва заметная улыбка. «Нет, мой милый друг, ты не того ребенка решил обвести вокруг пальца!» Палочка, находившая до этого в кармане, незаметно перекочевала в рукав его кожаной куртки, он не мог позволить Доре проиграть, игрушка так или иначе, но будет принадлежать им. Нимфадора снова хорошенько прицелилась и мячи, словно по волшебству, полетели прямо в цель. Счастливый задорный смех  племянницы заставили Блэка не менее задорно рассмеяться в ответ. Перекинув несколько раз снаряды из одной руки в другую, Сириус прикрыл один глаз и, подначивая Дору, отправил мячи точно в цель.
- Я же обещал, что заяц будет наш! – широко улыбаясь, сладко пропел Сириус, поворачиваясь к Тонкс. Владелец палатки уже протягивал ей большого плюшевого зайца. В его глазах появился недовольный, разочарованный блеск, но на губах продолжала играть улыбка. Похоже, ему стоило больших усилий отдать самого желаемого плюшевого зверя. Его палатка давно славилась тем, что здесь практически никогда никто не выигрывал, и он не рассчитывал, что эта парочка совершит невозможное.
- Мы можем выиграть все и даже больше! – Сириус ласково потрепал Дору по голове. - Ты только скажи! Сегодня, все твои желания, принцесса, осуществимы! Главное… - Сириус наклонился к племяннице и негромко проговорил, - чтобы у дядюшки Сириуса хватило денег. – он улыбнулся. - Ты ведь не хочешь слона? – Блэк нахмурился, серьезно взглянув на нее. - Надеюсь, что нет. Твоя мама не очень будет рада такому …
Сириус не успел договорить, вниманием Нимфадоры завладело что-то иное и она, не жалея своих сил, снова повлекла дядюшку за собой. Стянув с себя безобразный берет, девочка дала волю своим  малиновым волосам, на мгновение привлекая к себе всеобщее внимание.  Сириус замер в ожидании, какую же реакцию вызовет его племянница? Но как он и предполагал, обитатели парка не долго зацикливали свое внимание на этих розовых волосах. Он облегченно вздохнул, все прошло даже лучше, чем он себе представлял.
Они проходили мимо палаток с развлечениями и тележек со сладостями, мимо каруселей и клоунов. Но Сириусу до сих пор так и не удалось понять, куда же его ведет Тонкс. Она остановилась недалеко от палатки со сладкой ватой, но все ее внимание было приковано к другому, к чашечной карусели, очередь к которой растянулась на несколько футов.
- Сириус, мы можем покататься на ней? Можем, можем, можем?
- Конечно, принцесса, мы можем на ней покататься, - Сириус обреченно выдохнул, представив, сколько времени им придется простоять в очереди. Он любил всевозможные развлечения, но были вещи, которые он просто не переносил. И среди этих вещей было страшное для него слово «ждать». Ожидание просто убивало его. Медленно, парализуя каждую клетку его сознания, оно превращало его в агрессивное, недовольное, ноющее существо, склонное бесконечно задавать один и тот же вопрос: «Скоро уже?» И он был уверен, что как только они займут очередь, на смену ему придет именно ОНО!
- Эх, всем бы иметь такого безотказного папку, - раздался за спиной приятный женский голос.
- Разве ей можно в чем-то отказать? - обернувшись, с улыбкой проговорил Сириус, напрочь позабыв о всех своих страхах. На него смотрела притягательной внешности девушка, торгующая сладкой ватой. Ее большие выразительные зеленые глаза с интересом изучали его. Задержав, всего на пару секунд, свой взгляд на его безымянном пальце, девушка продолжила искать в нем изъяны. Ведь такой парень не мог быть идеальным!  На лице Блэка появилась довольная ухмылка.
– Дора, беги занимать очередь, а я куплю тебе самую вкусную сладкую вату и присоединюсь к тебе, - отпуская руку племянницы и выпроваживая ее, проговорил Сириус, даже не проводив ее взглядом. Все его мысли заполнила собой привлекательная брюнетка. Откинув назад свои волосы, он вольготно облокотился на тележку, в очередной раз беззаботно полагаясь на свое врожденное обаяние.

+2

12

между бровей девочки пролегла на мгновение напряженная складка, сообщавшая, что девочка о чем-то крепко задумалась, но лицо ее быстро разгладилось и Тонкс устремила прежний беззаботный взгляд поверх макушки зайца на дядю.
- Мы попросим у папы потом. Он каждый день ходит на работу, у него много денег, он даст!
В ее мире финансовые вопросы все еще не были определяющими, и Дора смутно понимала, что этот вот симпатичный дяденька ни за что не дал бы ей выиграть зайца, не заплати Сириус ему вперед. И что точно так же она не получит здесь ни мороженного, ни сладкой ваты, ни катаний на каруселях, если карманы ее дяди опустеют. Тонкс просто не задумывалась об этом ни прежде, ни сейчас. А вот о слоне, когда Сириус его упомянул - задумалась. Вспомнилось, как они с отцом убежали в зоопарк пару недель назад, и как Тонкс почти подружилась со слоненком, но отец не разрешил держать такого дома. Девочка заговорщически улыбнулась.
- Еще как хочу! - Заверила она Блэка. - Я видела, как папа на прошлый Хэллоуин взял тыкву, помахал палочкой, и она стала маленькой, вот такой.
Дора показала дяде размер - чуть меньше теннисного мяча.
- А потом он развесил их в прихожей, и было здорово. Тогда у меня будет маленький слон, и мама точно не будет ругаться.
Дора сияла, как новенький сикль, радуясь тому, как здорово она все придумала и как здорово, все-таки, быть волшебником. Сириус и на карусели ей разрешил прокатиться, и Тонкс ответственно отправилась в очередь, как ей было сказано. Впереди клоун со смешным красным носом раздала леденцы детям в очереди, когда те проходили мимо него. Когда очередь дошла до Тонкс, клоун протянул ей большой сахарный диск на палочке и подмигнул.
- Спасибо. - Вежливо ответила Дора и улыбнулась.
Клоун скорчил смешную рожицу, и девочка рассмеялась. Она не видела, как он быстрым, цепким взглядом окинул ближайшее пространство, ища взрослых, которые присматривали бы за ней, и как изменился его взгляд, когда он понял, что девочка совсем одна. Он похвалил яркие розовые локоны Тонкс, к ее удовольствию, и сообщил, что у него есть целый мешок таких леденцов, и он с удовольствием весь его отдаст такой чудесной и необычной девочке. А потом протянул руку, которую Тонкс, не веря своему счастью, немедленно приняла. Кто, в конце концов, в трезвом уме откажется от мешка леденцов?
Клоун повел ее прочь от очереди, в толпу людей, и Доре оставалось только доверчиво идти рядом, держа его за руку.

+1

13

- Спасибо, милая. Я тебе обязательно позвоню, - на прощание поцеловав девушке руку, нежно пропел Блэк. Запоминать ее имя было бессмысленно, вряд ли он когда-то увидит ее снова или соберется ей позвонить, Сириус решил не утруждать себя такими подробностями. Отходя от тележки, он победно улыбался, еще одно очаровательное создание попало в его умело расставленные сети. Порой, эта однообразная игра успевала наскучить Блэку: никакой интриги, никакой непредсказуемости, каждая из них действовала по уже существующему шаблону. Но азарт, к которому он был склонен едва не с рождения, не давал ему возможности отступить от привычных действий. Он не знал, как много времени провел в обществе этой особы, юноша потерял счет пройденным минутам после очередной забавной истории Энни… Дженни… Мэри… Мерлин, нужно иногда слушать, как же их зовут!
В его руках красовались два огромных мотка розовой ваты, а на сдачу он предусмотрительно взял большой стакан шипучего напитка. Доре это должно понравиться! Окинув взглядом бесконечную очередь, он довольно прошел вдоль нее, высматривая свою племянницу. Приближаясь к маленькому ограждению, пройдя через которое означало кульминационный момент – катание на чашечных каруселях – Сириус замешкался, в его голове проскочила одна нелицеприятная мысль. Стараясь отогнать ее подальше, он неспешно стал возвращаться в самый конец очереди, высматривая малиновую макушку.
- Дора! Дора! – звал Сириус, минуя толпу. – Нимфадора! Где ты? – в его голосе слышалась тревога. Черт подери, Блэк, ты не мог потерять свою племянницу! Андромеда тебя убьет!
- Прости, извините, вы не видели девочку вот такого роста с ярко малиновыми волосами? – показывая чуть выше колена, спрашивал Сириус у прохожих. – Да, да, она была одна. Она должна была ждать меня в очереди. Да, с малиновыми волосами,  - не переставал пояснять юноша.
Идиоты, неужели я не ясно объясняюсь? Маленькая девочка с малиновыми волосами! Что здесь непонятного? Да, потерялась в огромном парке, ожидая своего непутевого дядюшку одна в очереди. Только мысленно проговорив это, Сириус понял всю безвыходность ситуации.
- Проклятье! – выругался Блэк, выкинув вату в урну и схватившись за голову. Он не знал, что нужно делать в таких ситуациях, как искать ребенка в парке? На ум пришла одна лишь идея - найти Меду. Но, только представив, что она с ним сделает, сообщи он такую новость, Сириус нервно сглотнул. Однозначно, не вариант. Потерял , будь добр, сам и найди!
- Нимфадора! Нимфадора! – крича, что есть мочи, не переставал искать племянницу Бродяга, мечась по парку. – Мандрагора, лишь бы с ней было все в порядке!

0

14

Они ушли от шумных каруселей к шатрам. Здесь было как в зазеркалье - предметы выглядели обратными самим себе. Клоуны ругались между собой, улыбчивый мим нервно курил, усевшись на тумбе, туда-сюда сновали служащие парка в серых куртках. Было интересно, но в то же время как-то не по себе. Дора все чаще оглядывалась. Ей хотелось назад, к смеху веселью и яркому фасаду, которым встретил ее парк.
- Мистер... Мистер, я больше не хочу конфет. - Сначала тихо, а потом все громче говорила Тонкс, но клоун ее не слушал. - Давайте вернемся, мистер...
Он посмотрел на нее, и что-то в ее глазах заставило ее испугаться по настоящему. Она уперлась ногами в землю, отказываясь идти дальше, но он даже не заметил ее сопротивления, продолжая тащить за собой, а когда она попыталась вырваться и укусить его за руку, легко поднял над землей, как пушинку, и втолкнул в какой-то вагончик. Внутри было темно, шуршала полиэтиленовая пленка, а дверь тут же закрылась за ней. Клоун сказал, что если она будет сидеть тихо - вечером получит свои леденцы и еще кое-что, а если же нет... Тонкс не хотела знать, что будет тогда. Было страшно и темно, девочка забилась в самый дальний угол, обхватила себя руками и принялась раскачиваться взад-вперед, зажмурившись и повторяя про себя, что Сириус ее обязательно найдет. Он обязательно придет и спасет ее, а того ужасного клоуна прогонит. Не нужно ей было уходить... Если бы она не пошла с клоуном, сейчас каталась бы на карусели и все было бы хорошо! Кому вообще могут быть нужны эти дурацкие леденцы? Дора тихо заплакала, сердито утирая рукавом непрошеные слезы.

офф

Сириус, наверное, нам пора звать Лунатика)

0

15

Веселый парк аттракционов быстро превращался парк ужасов. Музыка звучала не в лад, била по вискам, улыбающиеся лица начали скалиться, а захватывающие карусели напоминали пыточные машины. И если в первую секунду Сириус просто растерялся, то по мере того, как он обходил парк, а никаких следов ребенка не обнаруживалось, его начинала охватывать настоящая паника. Пальцы еще хранили память о прикосновении хрупкой ладошки девочки, они как будто зудели. Она же такая маленькая, такая легкая, такая наивная, куда она могла подеваться?
Сириусу в голову не приходило, что кто-то решится обидеть ребенка, а вдруг он ошибся, не зря же Андромеда так прячет девочку от всего света. Кто их знает, этих магглов, вдруг малинововолосые девочки вызывают у них агрессию? Вдруг ее кто-то напугал, и она спряталась? Поманил, и она потерялась, а теперь идет в толпе одна – и плачет?
Представив племянницу плачущей, Сириус взвыл в голос, заставив нескольких маглов обернуться на него. Вот же идиоты – подумаешь, человек на эмоциях, эка невидаль! – но на него посмотрели, а ребенка без сопровождения не заметили!
Сириус огляделся. Тут человеческих сил недостаточно, да и передвигалась его псиная сущность быстрее человеческой, не говоря уж о нюхе, но вдруг Дора его ищет, вдруг ее кто-то нашел? Как же им не разминуться, пока он будет искать укромное место, чтобы перекинуться?
Он рванул обратно к лотку с сахарной ватой, подлетел к девушке, чье имя так и не запомнил, сунул ей в руки выигранного для Доры зайца, вероятно, пугая до полусмерти – пять минут назад это был галантный юноша, целующий девушками руки, а теперь перед ней предстал какой-то растрепанный маньяк, с лихорадочно горящими глазами.
- Девочка! Пропала! Я искать! Увидишь ее – присмотри! Я вернусь!
И не дожидаясь ответа, побежал дальше, ища кусты, деревья, какой-нибудь закуток, где можно было бы не опасаться любопытных взглядов.

Пес выскочил из каких-то кустов и бросился вперед. Шумело. Вокруг пахло людьми, людьми, обычными, не магическими, смехом и сладким, но, по мнению пса, несъедобным. А вот девочкой не пахло. Пес очень хотел найти ее, он метался среди толпы, подбегая к детям, преданно заглядывая в глаза взрослым, словно спрашивал выражением морды – вы не видели то, что я ищу, не видели? Какофония запахов и звуков мешала сосредоточиться. И взять след не выходило – слишком много людей вокруг – пота и смеха, адреналина и сладости. Запах мазанул по носу и пес бросился влево, но еще раньше, чем выскочил на открытый пятачок понял, что вышла ошибка – запах привел его обратно к сахарной вате, к зайцу, на котором девочка оставила легкий след своего запаха. Пес тряхнул головой, пытаясь избавиться от ложного следа, кинулся вправо, и по мере того, как бежал, запах становился сильнее, и сильнее, и сильнее… он уже почти захлебывался этим запахом, но вдруг резко остановился. У его ног лежал коричневый беретик, который Дора так легкомысленно стянула с волос, когда они еще стояли здесь, когда все еще было хорошо…
Пес зарычал от злости, подхватывая зубами берет. Человек внутри него слишком много отвлекался, мешая псу сосредоточиться.
- Какая собатька! – Зазвенел над ухом детский голосок. – Мама, мама, а можно ее погладить?
Пес повернул голову, покосился на детеныша, который уже протягивал к нему руки, но взрослая, которая стояла рядом, оттянула мальчонку назад, резко, зло
- Что за безобразие! Собака без намордника и поводка, да еще такая большая, а здесь дети!
Голоса звенели над головой, детеныша оттащили в сторону, а вокруг пса уже начинали собираться люди, окончательно затаптывая следы, блокируя запахи. Человеческий пот оглушал.
- Кто его привел? Надо вызвать службу контроля бродячих животных. Он вроде чистый и неагрессивный. Домашний? А он не кинется? Хорошая собака, ты потерялся? Где твой хозяин?… Не трогай его! У него блохи! – десятки голосов спорили о нем, а пес вертелся по кругу, пытаясь найти лазейку, чтобы ускользнуть. Замечание о блохах его возмутило, он вскинул голову и рыкнул в сторону толпы – люди подались чуть назад, пряча за спинами детенышей – боялись его.
- Злой какой! Детей уведите. Где полиция? Чарльз уже звонил, сейчас..
Наконец, выбрав момент, пес вырвался из оцепления и со всех ног рванул куда-то в кусты, сжимая в зубах драгоценную тряпку, хранящую запах девочки, его предпоследнюю надежду ее найти.

Сириус сидел в кустах, скрестив ноги, обхватив руками голову, и думал. Думать мешала паника, которую немного развеяло перевоплощение в собаку и которая теперь снова начинала голодной кошкой вылизывать его сердце. В анимагической форме он был собакой, хорошей собакой, но не ищейкой. Ему не хватало ни навыка, ни способностей найти в этой дико мешающей толпе девочку, его сбивали другие люди – а теперь, когда они обратили на него внимание и вовсе, наверное, не дадут ему шагу ступить. Он не может искать ее один – ему нужен «хозяин», кто-то, кто не позволит толпе подходить слишком близко и…
Он потянулся за сигаретой, и внезапно нащупал в кармане зеркало, зеркало…зеркало!
Сириус лихорадочно вытащил артефакт из кармана, благословляя всех богов, Основателей и величайших волшебников в придачу за то, что поленился выложить его из куртки.
- Прием, прием, есть кто?! – Заорал он, пытаясь пробиться к тому, кто мог услышать его на другой стороне. – Джеймс, Ремус, Питер, у кого оно там сейчас, прием! Мне срочно нужна помощь, кто-нибудь, ребята, отзовитесь!
И когда в зеркале мелькнуло чье-то лицо, Сириус почувствовал, как половина тяжести свалилась с его души. Он даже не успел разглядеть, кто именно ответил на зов и, убейте его, не мог вспомнить, где находится зеркало Джеймса. Но отозвался друг – только друг мог отозваться – и это единственное имело значение.
- Мне срочно нужна помощь, аппарируй ко мне, тут все объясню! Я кретин! Ребенок в беде, ребенок пропал!
В моменты стресса он терял способность изъясняться членораздельно и внятно обрисовывать ситуацию, но что с того, раз у него появилась надежда.
Дора пропала, Дора в беде – но они найдут ее. Обязательно.

+2

16

Этот маг просто неисправим. Столько раз он был "взрослым", а сам, как дитя малое - опять зачитался заполночь, увлёкся мудрёными книгами и снова забыл улечься - уснул за столом, положив голову на руки, едва касаясь щекой шершавых книжных страниц. Уже день давно, редкий осенний солнечный день, а Рему всё снятся чернильные змеи, которые вьются в мареве чайного цвета, неспешно складываясь в слова, перетекая друг в друга - причудливые метаморфозы - но всякий раз ускользая от протянутых магом рук. И, может, долго ещё дремал бы Рем в обществе чернильных рептилий, даже не подозревая, что... Хотя нет: если бы одного небезызвестного анимага не потянуло на подвиги.
Когда взволнованные крики этого товарища огласили комнату, Рем дёрнулся, пробуждаясь, и, не соображая спросони ровным счетом ничего, тут же инстинктивно схватил лежавшую перед ним книгу и выскочил из-за стола, спасая рукопись от чая, только что пролитого из неосторожно близко стоящей кружки. Рем приходил в себя, отрешенно созерцая на своём столе апокалипсис в миниатюре: тёмная жидкость пропитывала разрозненные листы, без жалости размывая написанные рукой мага строки. Вопли меж тем повторились, требуя отозваться. Рем нашарил на столе заветный осколок и... проснулся окончательно. Он понял: что-то случилось, правда, пока не понял, что, но, зная Бродягу, можно предположить... Нет, зная Бродягу, нужно действовать, иначе предполагать будет уже поздно. Это точно не шутки. А потому Рем наспех устранил последствия опрокинутой кружки, надел первое, что попалось под руку, и вылетел из дома.
Хлопок аппарации - и Рем очутился на каком-то газоне. Не пройдя и десятка шагов, маг обнаружил в кустах Сириуса, явно чем-то обеспокоенного.
- Бродяга, в чём дело? Кто пропал? И... где мы?
Рем озирался, и в его голове роились догадки. Магу стало душно, он невольно ослабил шарф, но тут же поймал себя на мысли, что погода здесь ни при чём - это Люпину передаётся волнение друга, которое нужно, обязательно нужно погасить

0


Вы здесь » Marauders: Primum Bellum » Прошлое » Все возможно, детка (25 сентября 1978г.)